вопросы
1740
новости
1194
статьи
164
видео
21
объявления
20
события
4
Основы Ислама
Как принять Ислам?
Заблуждения и интернет
Отношение Ислама к «светским» знаниям и науке
Система добровольной сертификации «Халяль»
История и современность Ислама в Беларуси
Никях
Семья
Покаяние

Татары Беларуси

Взгляд в прошлое

Меня с детства, как видимо, и многих из нас, всегда интересовало, кто мы такие, как этнос, откуда мы пришли на эти земли, почему разбросаны небольшими поселениями и многое другое. Эти вопросы возникали поневоле, так как мы отличаемся от людей окружающих нас по религии, по внешним признакам, по роду занятий и даже пища не такая, как у других. Старшие не могли дать вразумительного ответа, а история, которую мы изучали в школе, была чуждой, так как рассказывала о других народах; мы же там выступали, как агрессоры, несущие зло и порабощение. И особенно угнетало то, что мы, или точнее наши предки, согласно учебникам, были, чуть ли не полудикие, жестокие племена, которые принесли на Русь татаро-монгольское иго. Этот факт вызывал у окружающих и, особенно, у детей, насмешки и издевки. Находясь в меньшинстве сложно было что-либо противопоставить оппонентам, так как, имея численное и возрастное преимущество, а главное, располагая такими убедительными аргументами как исторические факты, они проявляли агрессивность и старались всячески унизить. Так что мы были и все еще остаемся жертвой лжи, клеветы и исторической несправедливости, потому что клеймо татаро-монгольского ига не снято и все еще фигурирует в исторических книгах и учебниках. А поэтому попробуем разобраться, что же такое татаро-монгольское иго, когда оно появилось применительно к нам и что собой представляет.

Согласно словаря русского языка С.И.Ожегова: иго – угнетающая, порабощающая сила. Иго рабства. Под игом колонизаторов.

То есть, согласно заложенного смысла, условия проживания народа, завоеванного поработителем, очень тяжелые, невыносимые, рабские. Это в обобщенном понимании. В нашем конкретном случае нужно иметь в виду, что именно татары явились носителями этого зла, так как в течение 240 лет Русь была порабощена татарами.

Когда это все произошло? Следует отметить, что первоначально татаро-монголы не планировали завоевывать русские земли – их больше интересовали половцы, населяющие степь к северу от Кавказа и от Каспийского до Черного и Азовского морей. Они даже отправили в Киев послов для заключения мирного договора. Но русские убили этих послов. Это было смертельное оскорбление, усугубляемое тем, что послы – парламентеры – не воины, а мирные люди. Такое преступление требовало обязательного возмездия. И это произошло 31 мая 1223 года на реке Калка, где объединенные войска русских княжеств в союзе с половцами были наголову разбиты татаро-монголами под предводительством Джебе и Субэтея. Победители еще несколько дней преследовали побежденных, не встречая нигде сопротивления, и могли бы легко покорить раздробленные русские княжества, так как потери союзников были огромны, но это, по-видимому, не входило в их планы , а выигранная битва была скорее всего карательной операцией.

И только осенью 1237 года более чем через 14 лет после первой «встречи» татаро-монгольские войска под предводительством Бату хана, внука Чингисхана, появились у границ русских земель. Первой на пути следования была Рязань. Перед вторжением татаро-монголы потребовали корма для лошадей и провианта для воинов. Рязанцы, зная о приближении Бату хана, подготовились к обороне, поэтому пренебрежительно отвергли предложение татар. Смысл ответа сводился к тому, что если нас победите, можете забирать все. Осада началась 15 декабря. И через шесть дней Рязань пала. Верные своему слову татары разорили этот город.

В исторических хрониках бытует мнение, что после похода Батыя русская земля превратилась в сплошное пепелище. Это очередной миф, потому что наступление шло не сплошным фронтом, и из трехсот завоеванных русских городов разорению подверглись только четырнадцать и это только те города, которые оказывали упорное сопротивление.

Январь и зима 1238 года были успешными для татар, и центральная, восточная и северо-восточная часть русских земель была покорена.

Относительно цели похода Бату хана мнения русских историков расходятся и это, отчасти, объясняется бедностью летописных источников того времени.

По мнению Л.Н. Гумилева поход Бату хана нужно рассматривать как «великий кавалерийский рейд». Эту концепцию он обосновывает тем, что татары не оккупировали Русь, ибо у них не было постоянных гарнизонов. И отношения Золотой Орды и Руси были не враждебными, а скорее союзническими, так как татары оказывали помощь русским в отражении экспансии Ливонского ордена на северо-восток Руси. В 1268 году новгородцы пошли на датскую крепость Раковор (ныне Эстония). По дороге на них напали немцы, и произошла «жуткая сеча» - Раковорская битва, которую якобы выиграли новгородцы. В ответ немцы собрали огромное количество воинов и рыцарей, чтобы захватить Новгород, но появление татарского отряда всадников остудило пыл наступающих и спасло город, так как немцы «замиришасе по всей воле новгородецой, зело бо бояхуся и имени татарского». Видимо в памяти европейцев остались впечатляющие победы над поляками в 1241 г под Легницей и в том же году над венграми на р.Шайо, когда татары остановились на рубеже: Адриатическое море – южные границы Германии, а вся Европа замерла в ужасе от неминуемого порабощения.

Следует отметить особую роль Александра Невского во взаимоотношениях Золотой Орды с одной стороны и русскими княжествами с другой. Находясь на острие всех событий, он понял, какими негативными могут быть последствия наступления на восток Ливонского ордена для Руси, поэтому старался всячески сгладить противоречия между русскими и татарами. В 1261 году в Сарае (столица Золотой Орды) усилиями Александра Невского и хана Берке (мусульманина) было открыто подворье православного епископа Сарского. Он не подвергался никаким гонениям, считалось, что епископ является представителем интересов Руси и всех русских людей при дворе великого хана. Если на Руси возникала княжеская усобица, хан посылал епископа Сарского с татарским беком, и они вместе решали спорные вопросы на княжеских съездах. Если кто-то не соглашался с принятым решением и пытался продолжить удельную войну, его принуждали к миру с помощью татарской конницы. Кстати, все исследователи (объективные, разумеется) отмечают, что накал междоусобных разборок между князьями упал с установлением «татаро-монгольского ига».

Еще один факт из жизни А.Невского. Для того, чтобы навести порядок со сбором дани с русских княжеств в 1257 г. Золотая Орда направила своих людей для проведения переписи населения. Это вызвало протесты, саботаж, а кое-где, в том числе и в Новгороде, где великим князем был А.Невский, дело дошло до открытого мятежа. Возмущенные бояре решили убить татарских переписчиков «численников». Александр Невский со своей дружиной решительно и жестоко расправился с бунтовщиками: главным виновникам беспорядка поотрезали носы, уши или повыкалывали глаза.

Л.Н. Гумилев и его сторонники считают, что Золотая Орда в истории Руси сыграла положительную роль, потому что она, сама того не ведая и не желая, явилась консолидирующим звеном, так как способствовала (об этом узнаем позже) усилению Московского княжества, ставшего центром Российского государства.

Но это мнение разделяют далеко не все. Большинство историков склоняются к тому, что Золотая Орда была носителем татаро-монгольского ига или, как теперь принято называть, носителем зла в полном смысле этого слова. Так ли это?

Фактически условия проживания людей во время независимости удельных княжеств и после их завоевания были одинаковыми. Но после потери независимости необходимо было платить дань. Все противоречия, разногласия и даже вооруженные столкновения происходили, в основном, по этой причине. Кстати, относительно регулярная выплата дани началась не сразу, а после первой переписи населения (за 240 лет их всего было две) в 1257 году, то есть через 20 лет после потери независимости. Чтобы внести ясность в этом деле подсчитаем, сколько денег русские княжества вносили в казну Золотой Орды. Необходимо отметить, что летописные материалы за этот период очень скудные и вопрос выплаты дани также не нашел достаточного освещения, поэтому мы возьмем за основу приблизительный расчет, сделанный нашими современниками-русскими. Не думаю, что в своих бухгалтерских расчетах они уменьшили размер дани, выплаченный их предками Золотой Орде, скорее наоборот. Ну, да Бог с ними. Согласимся.

Для того, чтобы объективно определить размер дани необходимо разобраться с денежным обращением на Руси в то время, и, кроме того, нужно привести ту денежную единицу (рубль) к современным деньгам.

Вообще деньги – это особый универсальный товар, выполняющий функции всеобщего товарного эквивалента. Как правило, эту роль выполняли драгоценные металлы (золото, серебро), но, поскольку, на Руси в то время не было золота, да и вообще на землях тогдашних княжеств практически не было никаких полезных ископаемых (как, впрочем, и теперь то же), то эквивалентом выступало серебро и в ходу был рубль с содержанием серебра 100 грамм.

В настоящее время используются, в основном, бумажные деньги; металлические выполняют роль разменной монеты и изготавливаются из меди, никеля, алюминия, а также из различных сплавов.

Драгоценные металлы ушли из денежного обращения, теперь из них выпускаются только коллекционные, памятные, юбилейные и другие монеты, хотя в средние века и даже в начале прошлого столетия деньги из драгоценных металлов использовались повсеместно.

Однако драгоценные металлы имеют цену, стоимость и являются своего рода товаром, потому что широко используются в ювелирном производстве, в электротехнической промышленности и других отраслях народного хозяйства. Их стоимость ежедневно котируется на различных биржах. Наиболее авторитетной является Лондонская биржа, поэтому мы будем пользоваться ее данными.

Если же говорить о современных деньгах, то наиболее востребованной, мировой валютой является американский доллар, и поэтому будем сравнивать тогдашний рубль с теперешним долларом США.

Известно, что все княжества северо-восточной Руси, включая Новгород, должны были платить в казну Золотой Орды ежегодно 12-14 тысяч рублей. Возьмем среднее значение 13000 рублей.

13000 руб*100 гр=1300000 гр=1300 кг=1,3 тонны серебра.

На первый взгляд кажется, что сумма действительно огромная – больше тонны драгоценного металла. Эта цифра как бы гипнотизирует простого обывателя и он начинает соглашаться, что дань была непомерной, и правы те, кто утверждает о наличии ига. Но давайте продолжим расчет. На Лондонской бирже одна тройская унция серебра стоит на сегодняшний день 16, 74 доллара США. Одна тройская унция равна 31,1 грамм.

16,74:31,1=0,54 $ (54 цента)

То есть один грамм серебра примерно стоит 0,54 доллара США, а один тогдашний рубль соответственно 54 доллара.

Итого 1300000*0,54=702000 $

Такую сумму в перерасчете на теперешние деньги должны были внести все княжества северо-восточной Руси в казну Золотой Орды в качестве дани.

Конечно, если эти деньги дать в одни руки, получится, быть может, и солидная сумма, хотя смотря для кого. Какой-нибудь крутой олигарх, возможно, на вечеринку потратит больше. Чтобы определить была ли подъемной такая дань, необходимо знать сколько людей участвовало в сборе этой суммы, и сколько денег нужно было отдать каждому члену общества персонально. К сожалению, точных данных о численности населения на Руси на то время нет, но известно, что во Владимиро-Суздальском княжестве проживало 800 тысяч человек. Поэтому даже для одного княжества такая дань не была бы такой уж тяжелой, так как каждому жителю княжества, в таком случае, пришлось бы платить даже меньше одного доллара.

По примерным подсчетам во всей северо-восточной Руси проживало около 5-6 миллионов человек, а это значит, что каждому русичу необходимо было отстегнуть в казну Золотой Орды

702000:5000000=0,14 $ (14 центов)

или около 30 современных белорусских копеек.

Говорить всерьез о такой сумме, думается, даже стыдно, обычно нищему подают больше – не говоря о том, чтобы из-за этого навешивать ярлыки о невыносимом татаро-монгольском иге, потому что любой налог, который приходится платить современному человеку в государственную казну во много раз больше этой дани. Даже обычный штраф неизмеримо выше указанной суммы.

Сама собой напрашивается мысль, что все эти разговоры про кабальную дань, невыносимое татаро-монгольское иго являются ничем иным, как пропагандистским трюком. Чтобы окончательно убедить читателя в этом тезисе приведу выдержки из статьи Алексея Волынца «Сколько платила Русь Золотой Орде».

Возвышению Москвы как раз способствовал последний крупный инцидент с ордынским баскаком на востоке Руси. В 1327 году (то есть ровно через 100 лет после начала завоевания монголами русских княжеств) в Тверь для сбора дани прибыл Чол-хан двоюродный брат золотоордынского хана Узбека. Чол-хан поселился во дворце тверского князя и принялся выколачивать с населения недоимки по налогам. В ответ 15 августа 1327 года в Твери вспыхнуло восстание. Ордынского налоговика сожгли с охраной и свитой прямо вместе с княжеским дворцом. Поводом к восстанию послужила попытка татар из свиты Чол-хана отнять кобылу у некоего тверского дьякона Дудко.

Спровоцировавшие это восстание жесткие действия Чол-хана в свою очередь были спровоцированы коррупционными махинациями тверских и московских князей вокруг ордынской дани. Дело в том, что в 1321 г. тверской князь Дмитрий передал ордынскую дань со всего Тверского княжества Московскому князю Юрию, в то время имевшему ярлык на «великое княжение» и поэтому ответственному за доставку дани в Орду. Но Юрий вместо отправки тверской дани по назначению, отвез ее в Новгород и через купцов-посредников пустил предназначенную ордынскому хану сумму в оборот под проценты. Известен размер этой суммы – 2000 руб. серебром (примерно 200 кг. драгоценного металла)

Разборки тверского Дмитрия, московского Юрия и ордынского Узбека вокруг дани шли несколько лет – дело осложнялось тем, что Юрий был женат на младшей сестре Узбека. Не дождавшись завершения следствия по вопросу дани, при встрече в Сарае, столице Золотой Орды, в 1325 году тверской князь зарубил московского. И хотя ордынский хан морально одобрил убийство финансового махинатора из Москвы, однако поступил по закону и казнил тверского князя «за самоуправство», а в Тверь отправил двоюродного брата за новой данью. Там то и случилась история с кобылой дьякона Дудко, которая направила всю историю страны в новое русло.

Событиями воспользовался младший брат убитого московского князя Юрия – Иван Калита, тоже финансовый махинатор, но в отличие от брата более осторожный и тонкий. Он быстро получил у разъяренного хана Узбека ярлык на великое княжение и при помощи ордынских войск разгромил тверское княжество, ранее конкурировавшее с Москвой за лидерство на северо-востоке Руси. С этого времени Тверь уже не оправилась, и начался постепенный рост влияния Москвы в регионе.

Во многом этот рост будущей столицы обеспечивался именно центральной ролью Москвы в сборе «ордынского выхода» дани в Орду. Например, в 1330 году московские войска по приказу хана Узбека выбивали недоимки по налогам из Ростовского княжества – в итоге москвичи не только собрали ордынскую дань и повесили главного среди ростовчан боярина Аверкия, но и присоединили к Москве половину ростовских земель. Часть собранных для Орды средств незаметно оседало в закрома Ивана Калиты. Не случайно его прозвище «калита» от тюрского «калта» означало в русском языке того века карман или кошелек.

Собственно говоря, здесь и комментировать как бы нечего, так как этот отрывок из статьи А.Волынца как раз подтверждает выводы Л.Н. Гумилева о роли Золотой Орды как консолидирующего звена в собирании русских земель. И эта версия находит все больше приверженцев. Отметим также, что вышеприведенный расчет взимаемой дани предусматривает максимальную сумму сбора из возможных вариантов, а что было на практике – послушаем автора:

…Однако из сохранившихся летописей не ясна периодичность такой дани. Теоретически она должна выплачиваться ежегодно, но на практике, особенно в период междоусобиц русских князей или ордынских ханов, она не выплачивалась или платилась частично.

Еще одна выдержка, но из другой статьи:

Требования: (татар к русским) платить дань, никакого вмешательства во внутренние дела, кроме выдачи ярлыка на великое княжение, никакого силового обращения в свою веру, практически полная свобода действий, да плюс еще и гарантированная защита от внешних врагов…

Выдача ярлыка на княжение как раз и ограничивала произвол русских князей, заставляла их более ответственно относиться к своим обязанностям: улучшилась хозяйственная деятельность, уменьшились междоусобные разборки. А что касается непомерности дани, именно для татар, так это пустая болтовня. За деньги, полученные Золотой Ордой от русских княжеств, невозможно было содержать даже войско, которое поддерживало порядок и охраняло границы от внешних врагов. Народу жилось несладко не из-за татарской дани, а из-за непомерных аппетитов князей, их многочисленных родственников, княжеской дружины и других расходов, которые ложились непомерным грузом на плечи трудового люда, а эта братия, как видим, особо не церемонилась, выбивала из народа последние крохи, объясняя людям, что это все для татар. В России так повелось исторически с давних времен, что народ – это быдло, а правитель, будь то князь, царь или генсек тем прогрессивнее и лучше, чем больше жертв и трупов остается после его правления. А народ что – его хватает, нарожают новых, а дела остаются. Примеры? Иван I Калита, Иван IV Грозный, Петр I, Сталин – это самые выдающиеся. Леонид Ильич дал народу небольшое послабление – попал в разряд застойщиков. Вот такие оценки: сделал народу хорошо – размазня, а дерешь с него три шкуры – молодчина.

В подтверждение еще одна выдержка из большой советской энциклопедии т.10 стр.4 про знакомого Ивана I Калиту:

Был жестоким и хитрым, умным и упорным в достижении своих целей правителем. Сыграл большую роль в усилении Московского княжества, собирании русских земель вокруг Москвы, используя в этих целях помощь Золотой Орды. Беспощадно пресекал народное недовольство, вызывавшееся тяжелыми поборами, расправляясь с политическими противниками – другими русскими князьями. Влияние Ивана I Калиты распространилось на ряд земель северо-восточной Руси (Тверь, Псков, Новгород и др.). Он накопил большие богатства (отсюда его прозвище «Калита» «кошель», «денежная сумка»), которые использовал для покупки земель в чужих княжествах и владениях.

Повторю фразу: «Он накопил большие богатства». Нужно полагать, что эти богатства не упали ему с неба, а накопились за счет утаивания львиной части дани изымаемой у крестьян своего и соседних княжеств. Не думаю, что князь объяснял крестьянам, что большую часть денег он возьмет для того, чтобы возродить сильное Российское государство, а наверняка, прикрываясь своим ярлыком, требовал, что все это пойдет в ордынскую казну. Чтобы не вызывать подозрения он что-то отстегивал своему шефу-хану, а остальное беззастенчиво брал себе. А ведь летописцы и историки с пеной у рта трактуют по-своему. Деньги, которые шли на возрождение Российского государства также приплюсовывались к ордынской дани. Вот почему эта дань оказалась такой тяжелой, неподъемной. Потому что она действительно такой и была - эта суммарная дань. Но, как сказал один небезызвестный политик «мухи отдельно, котлеты отдельно», поэтому не нужно все сваливать в один котел, а разделить в подсчете, что шло в ордынскую казну, а что на возрождение и личные нужды Калиты и иже с ним. Впрочем, мы подсчитали то (по максимуму), что шло в ордынскую казну, а остальное возьмите, пожалуйста, на себя.

Ранее мы установили, что главной составляющей так называемого «татаро-монгольского ига» была непомерная дань. Теперь разобрались, что дань была символической, так откуда оно взялось это иго, вернее даже не иго, как явление – фактически его не было: по теперешним меркам такие взаимоотношения можно назвать сосуществованием – а иго, как понятие.

Первым употребил это выражение польский историк Ян Длугош в 1479 году в двенадцатитомном сочинении «Анналы или хроники славного королевства Польши». Правда, у него оно звучало несколько по-другому iugum barbarum –иго варваров, но суть от этого не менялась.

На какое-то время это словосочетание было забыто и всплыло из уст Христиана Крузе в 1817 г. В России этот термин появился в 1823 г. и ввел его в обиход П.Н. Наумов. А дальше – пошло-поехало, уж больно он всем пришелся по вкусу. Его эксплуатировали все кому не лень: и историк Н.М. Карамзин, и поэт А.С. Пушкин. Мы даже удосужились попасть в фольклор. Помните поговорку про непрошеного гостя? Что же касается Пушкина, то, скорее всего, о татарах он узнал от Карамзина, так как они жили в одно и тоже время, а Карамзин, судя по его «Истории государства Российского», был невысокого мнения о нас. Но, в любом случае, хоть я большой любитель поэзии Александра Сергеевича, хочется привести его же строки из романа «Евгений Онегин»:

Мы все учились понемногу,

Чему-нибудь и как нибудь,

Так воспитаньем, слава Богу,

У нас немудрено блеснуть.

Быть может, здесь он имел в виду не только Евгения Онегина, но и себя тоже? Иначе, если бы А.С. Пушкин имел более глубокие знания по истории, то «Сказку о мертвой царевне и семи богатырях» написал по-другому и рассуждения о татарах были бы иными. Кто-то может возразить: «Так это же сказка». Да, сказка, но сам же Пушкин автор слов: «сказка – ложь, да в ней намек». На что здесь намекается? Русским с детства вдалбливается мысль о превосходстве над другими народами, и именно в этой сказке этот мотив звучит особенно откровенно: отсечь башку татарину можно потехи ради, как утке, а гордый черкес, который и через двести лет не покорился «русскому брату» сравнивается с лесным зверем.

Великодержавный шовинизм на бытовом уровне вколачивается в мозги народа (а детям особенно) гораздо действенней, чем все лекции вместе взятые. Такие стихи западают в душу и запоминаются на всю жизнь. Вот почему умный царь Николай I (шовинист по сути, как и все цари) – душитель свободы, вешатель декабристов – сразу после дуэли Пушкина погасил все его долги и взял на содержание его семью, что обошлось казне в 450 тысяч золотых рублей (из них карточный долг более 90 тысяч рублей). По тем временам это более 330 кг. чистого золота.

Возможно, кто-то недоуменно скажет: «Ну причем тут Пушкин?» Да, действительно, он талантливый поэт – никто, с ним и рядом не стоял, - но историк неважный, а для властей все средства хороши для достижения своих целей. Татары для русских, как бельмо на глазу: сначала это были конкуренты, а позже никак не могли угомониться – свободы захотели, вот и использовали клеймо о мнимом татаро-монгольском иге, а талант поэта превратили в расхожую монету для дискредитации татар.

Нам с детства, с «младых ногтей», со школьных лет внушали, что расширение Российского государства (не империи), а позже и его правопреемника Советского Союза происходило добровольно, и другие народы охотно вливались в «братскую семью народов». Это только Золотая Орда во главе с кровожадным властителем Батыем огненным смерчем пронеслась по русским землям, сея смерть и разрушение. Правдивые историки, такие как Л.Н. Гумилев доказали, что это не так, а если насилие и имело место (в войне такого не избежать), то это было вызвано объективной необходимостью.

Но давайте посмотрим, для сравнения, как русские поступили с побежденными татарами. Вот выдержки из статьи А. Закирова «Темные закоулки Российской истории». Газета «Суверенитет» №13, 1992 год.

30 августа 1552 года русская армия произвела окружение Казани. Это было восьмое нападение русских войск на Казань с конца XV века: 1469, 1487, 1506, 1524, 1530, 1545, 1550 г.г. Сражение было окончено 2 октября 1552 года. В городе была произведена страшная резня, так как русское командование распорядилось произвести поголовное избиение всех мужчин. «В полон имати жен и дети, ратных избивати всех», (Царств. Книга, стр. 308). Город представлял страшное зрелище: пылали пожары, дома разграблены, улицы завалены трупами, везде потоки крови. Такова была жестокая расправа победителей с побежденными. Все мужское население громадного города было истреблено. Из мужчин был оставлен в живых лишь один – хан Ядыгар. С женщинами поступили более жестоко. Они были отданы в распоряжение солдат 150-тысячной армии.

После падения Казани, дабы устрашить народы сопредельных государств, сломать их волю к сопротивлению, облегчить их колонизацию, русское командование предприняло акт чудовищного вандализма: были сплавлены вниз по Волге плоты с горами трупов поверженных защитников Казани.

Для официальной русско-советской историографии это была нормальная политика, направленная на централизацию власти, собирание земель (читай колоний) вокруг русского теперь уже не княжества, а царства, открывала дорогу для захвата огнем и мечом новых территорий аж до Тихого океана и далее на Американский континент.

Что из этого вышло, мы знаем. Советская пропаганда в самом начале существования Советов правильно назвала Россию тюрьмой народов. Правда с течением времени эта критика стала ослабевать, а потом и вовсе прекратилась, потому что захватническая, агрессивная внешняя политика СССР, подавление инакомыслия, грабеж, ассимиляция и выдавливание национальных меньшинств внутри страны были более жестокими и изощренными чем в России.

Еще одна выдержка из той же статьи «Темные закоулки Российской истории»

1944 год – поголовная депортация мусульман Кавказа и Закавказья, сопровождавшаяся открытым грабежом обреченных людей, избиениями, расстрелами, сожжениями живьем пытавшимся опротестовать, отказаться от депортации.

1944 год – была проведена тотальная депортация крымских татар, включая участников Великой Отечественной войны, сопровождавшаяся обвинением народа в предательстве, в пособничестве немецким войскам. В результате этой беспрецедентной расправы крымские татары стали жертвой невиданного в истории жесточайшего геноцида, в результате которого около половины депортированных татар погибли в пути следования в эшелонах, составленных из вагонов для скота, наглухо запертых, без пищи, воды, от холода и болезней. Эта российская бесчеловечность потрясла мир.

Не хочется даже комментировать – насколько это жестоко, бесчеловечно и подло. Горько и обидно осознать все это. Представьте себя на месте тех несчастных людей. И, к величайшему сожалению, не все выдержали эти испытания – кто убит, кто-то умер преждевременно. Жизнь русских под «татаро-монгольским игом» и жизнь татар в «братской семье народов» несравнима. И русско – советским историкам хватает наглости (про совесть я не говорю – она напрочь отсутствует) утверждать обратное. Чтобы обосновать те зверства, террор, геноцид, в который попали татары после потери независимости, и был взят в оборот миф о татаро-монгольском иге. Благо, что и выдумывать ничего не нужно было – его преподнесли иностранцы. А в России так повелось еще с Петровских времен, что если иностранное, значит правильное, надежное. А если было иго, так что тут осуждать русских за их репрессии, если татары поступили с ними когда-то подобным образом.

Следует отметить, что некоторые российские историки соблюдали меру и хотя бы формально придерживались объективных суждений в оценке отношений Золотой Орды с русскими княжествами. В период становления и укрепления советской государственности историография придерживалась тех же принципов, как в дореволюционной России. В то время доктор исторических наук Худяков Михаил Георгиевич в своей работе «Очерки по истории Казанского ханства» (1923 г.) правдиво описал все периоды развития этого государства, в том числе и заключительный период – период потери независимости. Возможно его фраза из «Очерков…»: «Чудовищное избиение жителей взятой Казани составляла одну из тяжелых страниц русской истории». стоила жизни этого талантливого ученого: 19.12.1936 года он был расстрелян в застенках НКВД. В это время репрессивная машина работала на полных оборотах. История, как наука, не осталась в стороне и тоже попала в эти жернова.

Вот что пишет Владимир Рудаков, кандидат философских наук, главный редактор журнала «История»:

Немалую роль в утверждении термина «иго» в советской науке сыграл И.В. Сталин, который собственноручно вписал слово иго в текст учебника для 3-го и 4-го классов История СССР, краткий курс…

…Судя по имеющемуся в личном архиве вождя экземпляру учебника, испещренного пометками Сталина, тот придирчиво отнесся к тексту, придавая значение в нем каждому слову. Он четырежды редактировал учебник Шестакова, вымарывая лишнее и добавляя то, что считал нужным добавить».

Так вот делается история. Зачем изучать летописи, проводить археологические раскопки, если ее можно написать рукой вождя. Это ж, подумайте только, - и время нашел – четырежды отредактировать школьный учебник!

Но, пожалуй, верхом цинизма можно назвать статью, помещенную в журнале «История» незадолго до смерти Сталина. Вот выдержки.

«Подлинно научная оценка значения татаро-монгольского завоевания для Руси и борьбы русского народа против ига татаро-монгольских феодалов дана классиками марксизма – ленинизма», - отмечается в «Очерках истории СССР», подготовленных к печати еще при жизни Сталина, но вышедших в свет уже после его смерти. – «Их указаниями опровергается ложный тезис дворянско-буржуазной историографии о прогрессивности татаро-монгольского владычества».

Конечно, классикам марксизма ленинизма (Сталину) лучше знать, какая история им нужна. Ведь для того, чтобы обосновать геноцид всего крымско-татарского народа необходимо этому народу не только прилепить несуществующие преступления, но желательно испоганить его прошлое. Наверняка «вождь всех времен и народов» корректировал только те разделы истории, которые касаются татар. Как ни парадоксально, но чем фантастичнее обвинение, тем более реально оно воспринимается глазами потомков. Видимо поэтому даже после разоблачения культа личности Сталина, когда все обвинения были сняты и другие депортированные народы возвратились на Родину, крымские татары еще находились в шоке и добились частичного восстановления справедливости только в 1989г.

Мировой общественности на гонения, устраиваемые русскими на татар, просто наплевать: подумаешь какие-то там татары, стоит ли из-за них копья ломать? Да и у самих рыльце в пушку. Американские индейцы по сути дела находятся не в лучших условиях и теперь медленно, но верно, вымирают от наркотиков и алкоголя. Не лучшим образом обошлись с аборигенами испанские и английские колонизаторы. Поэтому они считают это внутренним делом России и скромно отмалчиваются.

А ведь речь идет о судьбе целого крымско-татарского народа. После аннексии Крыма и отторжения его от Украины такие правозащитники как Мустафа Джемилев, Рефат Чубаров стали изгоями – они даже не могут жить на своей Родине, а те люди, которые борются за свои права и за свой народ, бесследно пропадают. Они знают, что в составе России их могут в любой момент подвергнуть дискриминации, что было уже не раз.

Русские шовинисты типа Жириновского никак не могут смириться с развалом Союза, когда под их пятой была одна шестая часть земного шара, населенная безропотными рабами. Им хочется править миром и «мыть сапоги в Индийском океане». Теперь это преподносится не как международный интернационализм, эксплуатируемый в СССР, а как славянское братство. Но период колониального рабства канул в лету. Каждый народ хочет сам управлять своей судьбой, а не быть под опекой «старшего брата». Вот поэтому так легко и просто мировой монстр, терроризировавший всех людей планеты, рассыпался, как карточный домик. Вот почему и теперь бывшие страны «народной демократии», как и «братские народы» союзных республик, кроме Беларуси и Армении, стали врагами России. Россия – последняя колониальная держава, и ее мечты о мировом господстве несбыточны. Мало того, стремление народов к независимости, к самоидентификации может привести к тому, что Россия останется в пределах Золотого Кольца, придет к тем рубежам, с которых начинала. И русские это прекрасно понимают. Вот почему сейчас, когда после введения санкций уровень жизни народа упал, никто не ропщет, не выходит на улицу и не протестует. Люди знают, что благосостояние зависит не от их трудолюбия, а от того, сколько нефти и газа будет выкачано из недр колоний, некогда захваченных русскими. Они прекрасно понимают, что и другие мощнейшие ресурсы, представляющие всю таблицу Менделеева, за счет которых формируется бюджет страны, тоже находится на территории этих колоний.

Поэтому власти заигрывают со строптивыми народами, идут на некоторые уступки, находят среди коренного населения манкуртов и штрейкбрехеров и стараются подсластить горькую пилюлю продолжающегося русского ига.

И все же кое-какие сдвиги есть: украинская рада признала факт депортации крымских татар и последствия этого акта геноцидом. Канадский парламент этот вопрос также принял к рассмотрению. Будем надеяться, что ин ша`а Аллаh этот процесс пойдет.

Летом 1997 года татары Беларуси, Литвы и Польши широко отметили шестисотлетие поселения на этих землях. Тогда это были владения Великого княжества Литовского, и управлял этим государством Витовт (1350 - 1430 г) Это было первое, но не последнее заселение.

Вот документальное подтверждение этого акта, которое нашло свое отражение в статье И.Б. Канапацкого «Белорусские татары: историческая судьба народа и культуры».

В 1397 году, как пишет Ян Длугош: «Витовт двинулся против татар… прошел Дон… в окрестностях Волги разгромил татар с названием Орда и много татар с женами и детьми и стадами скота взял в плен и привел в Литву. Половину их он отдал в честь победы королю Владиславу, польским бискупам, аббатам и панам, а половину оставил себе. В Польше пленных окрестили, и в результате смешанных браков татары стали одним народом с поляками. Иначе было в Литве, где Витовт поселил татар в деревнях, и они своими обычаями живут и сохраняют свою веру».

Нигде больше про это не упоминается. Так как на самом деле татары с Крыма пришли в белорусско-литовское государство, потому что Тахтамыша, который участвовал в этом походе, они все еще считали ханом Золотой Орды, чингизидом. Вот за ним – за своим законным правителем – и пошли татары с семьями и собственностью в новые места, где им обещали землю и свободное исповедание мусульманской веры.

В двенадцатитомном сочинении «Анналы или хроники славного королевства Польши» сказано, что Витовт в 1397 году «в окрестностях Волги разгромил татар». Эту явную ложь убедительно опроверг Канапацкий И.Б. Добавлю только, что Длугош, сам того не желая, подтвердил это в своих «Анналах». Читаем его «творчество»: «много татар с женами и детьми и стадами скота взял в плен…»

Непонятно только татары или на бой вышли с женами и детьми и со всем скарбом и попали в плен или после их разгрома им приказали (поскольку они пленные) взять с собой жен, детей, все имущество, а победители посмотрят, как с ними поступить: или отдать какому-нибудь пану или бискупу в полное его распоряжение, или сделать его полноправным гражданином страны и еще дать льготы в виде шляхетского звания и безналогового земельного надела. Смешно и грустно. Да если бы они действительно попали в плен, то их в кандалах и наручниках пешком, подстегиваемых плетками повели, чтобы потом взять выкуп или сделать рабами. Поэтому эта бездарная ложь видна невооруженным глазом.

Главным предназначением, для чего татар пригласили на новую Родину, было несение военной службы, а правление князя Витовта было отмечено многими войнами, поэтому нашим предкам, видимо, скучать без работы не пришлось.

Скоро, в 1410 году, татары на деле доказали свое умение владения военным искусством, участвуя в Грюнвальдской битве против Тевтонского ордена. Имеются разноречивые сведения о количестве татар и о роли, какую они сыграли в этом сражении. По разным источникам число участников колеблется в очень широких пределах: от нескольких сотен до 40 тысяч человек. И вообще Грюнвальдская битва описана необъективно, предвзято, так как в основу заложено мнение, в основном, польских историков и представителей Тевтонского ордена, а поскольку это заинтересованные стороны, и каждый стремился преувеличить свои заслуги, то их выводы и суждения выглядят тенденциозно, и брать их за основу будет, видимо, неправильно, так как первые (поляки) старались доказать, что их участие не только внесло большой вклад в победу, но именно они вынесли на своих плечах основную тяжесть этого сражения. Тевтонцам же хотелось хоть как-то сгладить горечь поражения и выставить себя в более выгодном свете, поэтому, кстати, численность татарского войска, по их оценкам, составляла около 40 тысяч человек.

Теперь сложно найти какие – нибудь достоверные исторические материалы, поэтому попробуем на основании косвенных данных и логических заключений составить картину прошлого.

Первая волна заселения Литовских земель татарами произошла, как известно, в 1397 году. До Грюнвальдской битвы оставалось еще 13 лет. За это время татары вряд ли полностью вписались в обстановку, они наверняка были на виду у всех местных жителей, и поскольку, это были люди военные, то, безусловно, они не должны были остаться в стороне от такого события, как предстоящая битва. Поэтому каждый военнообязанный должен был принять в ней участие. Вопрос сколько людей переселилось к тому времени. Но так как этот факт отразился в исторических хрониках, то речь, скорее всего, идет не о единичных случаях, а о тысячах переселенцев. Поэтому под ружье должны были встать тысячи воинов.

Известно, что татарским отрядом командовал хан Джелал эд-Дин – старший сын Тохтамыша. Сам Тохтамыш в 1406 г. погиб в междоусобной борьбе, и теперь Джелал эд-Дину приходилось самостоятельно, без поддержки отца, пробиваться к власти. Он вместе со своими сторонниками и воинами, поддерживающими его, был принят Витовтом и находился в Троках, возле Гродно, и владение Золотоордынским ханством зависело не только от самого претендента на престол, но и от благосклонности великого князя, имевшего большое влияние не только у себя в стране, но и на соседние страны. В то время Великое княжество Литовское достигло наивысшего расцвета и занимало огромную территорию. Поэтому все воины, бывшие возле Джелал эд-Дина, вероятнее всего приняли участие в этой битве.

В своих «Анналах» Длугош пишет, что в Грюнвальдской битве численность татарского войска составляла 300 человек. Все исследователи сомневаются в правдивости этой цифры, и каждый предлагает свой вариант, безусловно, гораздо больший. Абсурдность такого утверждения очевидна, так как при таком числе воинов никто даже всерьез не рассуждал бы об участии татар в битве. Достаточно сказать, что у татар был обоз, а это значит, что и численность должна быть соответствующей. Суммарная численность татарских войск насчитывала, на наш взгляд, около 10 тыс. человек.

В конечном итоге не важно, сколько было воинов, а главное - какой вклад в победу внесли татары.

Итак, наступило утро 15 июля 1410 г. Ночью, накануне, прошел ливень, промочив землю. Летняя гроза быстротечна. Небо было ясным, и солнце стало припекать огромное скопление воинов, закованных в латы и доспехи. Тевтонцы заняли свои позиции, заранее установив пушки и замаскировав «волчьи ямы». Татары вместе с обозом заняли правый фланг. Грюнвальд тогда находился на тевтонских землях, и это обстоятельство, как и авторитет тевтонских воинов, вряд ли вызывал энтузиазм у союзников. Солнце поднималось выше, становилось жарко. Обе стороны выжидали. На карту было поставлено многое, если не все, и в первую очередь, жизни людей. Ожидание было утомительным.

В полдень, когда земля просохла, неожиданно для всех и особенно для тевтонцев, битва началась с атаки татарских всадников. Она была настолько внезапной и стремительной, что пушкари противника не сразу сориентировались в обстановке, и их залп оказался несколько запоздалым, не причинив наступающим особого вреда. Преодолев «волчьи ямы», татары ворвались в расположение пушкарей, уничтожив их, и двинулись дальше на позиции тевтонцев. Бороться с рыцарями, закованными в латы, легким татарским всадникам было сложно, поэтому они применили довольно оригинальный прием. Не доезжая метров двадцати до противника, они набрасывали аркан (лассо) на рыцаря, стаскивали его с коня на землю и уничтожали. И все-таки воевать в расположении врага, имеющего численное и боевое преимущество, было очень трудно. Сказывалась и жара. Прошло более часа и татары начали организованное отступление. Отступая, они уничтожают рыцарские экипажи, состоящие из одного или нескольких оруженосцев и пажей. Мало того, своих преследователей они подставили под литовские пушки (гарматы).

Среди польских историков бытует мнение, что татары обратились в бегство из-за того, что у них было плохое вооружение. Бред какой-то. Вооружение татарских всадников отличалось от вооружения тевтонских рыцарей, но оно позволяло быстро совершать маневры, перестраиваясь по ходу боя. Да и какой смысл был в продолжении операции, если никто не шел им на подмогу? Погибать? Глупо. Тевтонцы, вдохновленные «бегством» татар, стали их преследовать, смяли литовцев и зашли в тыл полякам.

Татары, изрядно потрепанные в ходе своей войсковой операции, перегруппировавшись, совершили обходной маневр, и зашли в тыл тевтонцам. Получился этакий «слоеный пирог». Теперь битва идет уже всерьез, повсеместно и на большом протяжении. Сражаются все ожесточенно не щадя ни себя, ни врага. Татары, видимо, попали в расположение верховного главнокомандующего тевтонцев великого магистра Ульриха фон Юнгингена, где он был убит ими. Длугош утверждает, что великого магистра убил неизвестный простолюдин. Вот что пишет И. Литвин в книге «Затерянный мир или малоизвестные страницы белорусской истории».

«В польской историографии пишется, что магистра убил неизвестный простолюдин. Белорусские историки считают, что это сделал татарский хан Багардин.

На следующий день после битвы на поле были найдены тела великого магистра и главных тевтонских сановников. Разгром ордена был полным.

Большинство хроник (кроме польских) сходится на том, что воином, убившем великого магистра, был татарин. И даже конкретизируется, что это командующий отряда белорусских татар хан Багардин. Сомнительно, чтобы Длугош не знал этого, но в своем патриотическом рвении (все-таки магистра убил не поляк) он дошел до того, что решил пальму первенства отдать кому угодно, только не татарину. Весть об убийстве великого магистра, предводителя тевтонцев, быстро распространилась среди них. Это стало переломным моментом. Тевтонцы пали духом и обратились в бегство.

Остальное известно. Преследование тевтонцев. Избиение. Упадок и, в конечном итоге, полное уничтожение Тевтонского ордена.

Анализируя битву, и особенно ее начало, складывается впечатление, что стороны (язык не поворачивается назвать их противниками) встретились не воевать, а вести переговоры. Судите сами: татары ворвались в расположение тевтонцев, более часа ведут смертельный бой с ними, а союзники стоят и наблюдают. Как это можно расценить? Мало того. Польский король Владислав II (он же Ягайло) в это время затеял обряд посвящения в рыцари (разные источники оценивают эту цифру от нескольких сотен до нескольких тысяч человек). А ведь для этого нужно время. Так что, они прибыли на рыцарский турнир или воевать? Руководитель ордена, великий магистр Ульрих фон Юнгинген перед битвой выслал Ягайло и Витовту по мечу. Этот жест многие исследователи расценивают как подарок. Ну, его (великого магистра), можно понять: гадалка накануне боя предсказала ему смерть в предстоящем сражении.

Историки гадают, почему польский король предпринял эту затею посвящения в рыцари. Для поднятия духа своих воинов? Возможно это и нужное дело, но не в такое же время. Скорее всего, он хотел выждать, потянуть время и поступить сообразно обстоятельствам, а этот ритуал был предпринят для того, чтобы заполнить паузу, так как он не совсем уютно себя чувствовал от того, что ему предстояло воевать с единоверцами: и у поляков и у тевтонцев был один патрон – папа римский. И наверняка, папа был не в восторге от того, что у его подопечных идут такие распри, поэтому и те и другие планировали разойтись мирно, а войско присутствовало для более весомой аргументации своей позиции. В подтверждение этой версии следует обратить внимание на то, что королю Владиславу II стукнуло уже 60 лет; по тем временам это уже старческий возраст. А если учесть, что он был изворотливым политиком, тонким дипломатом, искусным интриганом, но неважным воином, то будет понятно его выжидание и уделение внимания второстепенным вопросам. Так или иначе, но это объясняет поведение сторон: нерешительность в начальный период, встреча противника на территории тевтонцев и другие вопросы, не имеющие вразумительного ответа.

Татары в данной ситуации выступили как бы детонатором. Знал ли Витовт о намерении татар? Вопрос, конечно, интересный. Но скорее да, чем нет. Ведь пушкари литовцев были в полной боевой готовности и встретили противников достойно. Да и религиозный вопрос не оказывал такого давления на великого князя, как на его польского коллегу.

Подводя итоги можно с уверенностью сказать, что татары, участвуя в Грюнвальдской битве, внесли не просто весомый вклад в победу, а решающий. Почему?

1. Без их участия это сражение могло и не состояться. Татары первыми бросились в бой и спровоцировали противников на ответные действия. Если бы они этого не сделали, встреча могла закончиться мирно, а результаты переговоров наверняка были бы не такими весомыми, как после битвы. Тевтонский орден, объединившись с Ливонским, поглотив Жемайтию (теперешнюю Литву – не путать с Великим княжеством Литовским), получив поддержку католической Европы, превратился бы в мощное милитаризованное государство, все помыслы которого были бы обращены на соседей, и никто в одиночку не смог бы противостоять его экспансии. Грюнвальдская битва – это был последний шанс коллективного противодействия сильному, агрессивному противнику.

2. Ворвавшись на позиции противника, татары в первую очередь уничтожили артиллерийские расчеты, тем самым нейтрализовав такое мощное средство защиты, как пушки. Пушки тогда были в новинку, они не отличались скорострельностью и мобильностью, но могли причинить ощутимый урон противнику.

3. Совершив организованное отступление, татары создали у тевтонцев иллюзию близкой победы, это их усыпило, и они в азарте бросились в погоню. Недавно были найдены воспоминания тевтонцев – уцелевших участников той битвы, которые сожалели о том, что не разгадали уловки татар, опрометчиво помчались в погоню, увязли в бою и потерпели поражение. При отступлении, как было сказано выше, татарские всадники из луков уничтожили рыцарские экипажи. О том, что это было не паническое бегство свидетельствует «Хроника Литовская и Жемойцкая»: «Навели немцев на свои гарматы, навевши раскочилися, а тут зараз з гармат дано агню , где зараз немцов килка тысячий полегло». Видимо и без перевода ясно, что всадники, когда подвели противника на требуемую дистанцию, как бы расступились (раскочилися), подставив тевтонцев под огонь, где их полегло несколько тысяч.

4. Имея легкое вооружение, не обладая такой защитой, как рыцари за счет мобильности и ловкости, татары смогли на равных сражаться с ними, применив арканы. Вид легкой татарской кавалерии вызывал у противника сначала снисходительные улыбки и издевки. Но такая унизительная смерть, когда именитого рыцаря заарканивают и убивают, как животное, притом от руки иноверца, повергла заносчивых воинов в шок и растерянность.

5. Были ли весомые причины для участия татар в сражении? На первый взгляд складывается впечатление, что их не было, что они (татары) как бы незаинтересованные участники, что-то типа наемников. Но это не так. Татары-переселенцы сражались за новую Родину и им, хотелось показать своему хану-князю, на что они способны. Люди Джелал эд-Дина, коль они пошли с ним на чужбину, то их целью было помочь своему хану получить заветный трон в Золотой Орде. Но была еще одна очень важная причина, из-за которой они, думаю, безоговорочно первыми пошли в бой и были на острие всех событий. Татары Золотой Орды, откуда они все были родом, как известно, с 1312 исповедовали Ислам и, конечно же, им было известно, что тевтонцы появились во время крестовых походов, и они принимали активное участие в этих походах против мусульман и тем самым принесли им много горя и бед. Это обстоятельство наверняка использовалось имамами и муллами, и предстоящее сражение преподносилось, как священная война, джихад со всеми вытекающими отсюда последствиями. Поэтому они (татары) проявили такую отчаянную, можно сказать безрассудную смелость, так как в этом случае они попадали в разряд шахидов и, смерть открывала ворота в Рай. Ведь напасть на противника, имеющего все преимущества, собравшего весь цвет европейского рыцарства, на его территории – это почти авантюризм. И, тем не менее, это так. Им не помешали ни «волчьи ямы», ни ощетиненные, закованные в латы, ряды рыцарей, ни первоклассное, по тем временам, вооружение рыцарей, ни их выучка, ни численное превосходство. И даже в критических, безвыходных ситуациях они не теряли ни выдержки, ни самообладания.

Поляки наоборот, исповедуя с тевтонцами одну и ту же религию, проявили нерешительность и неловкость, но, поскольку, этот бой был им навязан, они вынуждены были сражаться.

Тевтонцы демонстративно подчеркивали свою приверженность католицизму и то, что папа благословил их на борьбу с неверными и отщепенцами. Вместе со своими хоругвями у них были и папские стяги и ими они стремились пробудить у поляков вину и угрызение совести.

6. Убив верховного главнокомандующего Тевтонского ордена великого магистра Ульриха фон Юнгингена татары создали переломный момент в битве, так как это событие посеяло панику в рядах тевтонцев и они обратились в бегство.

И еще. Великий князь Литовский Витовт высоко оценил заслуги татар в Грюнвальдской битве. Сын Тохтамыша Джелал эд-Дин все-таки взошел на золотоордынский престол. Правда, правил он недолго 1412-1413 г. Но в этом и заключается суть междоусобной борьбы, когда правитель погибает внезапно и от руки близкого родственника. Другие участники сражения также получили свое вознаграждение. Известно, что Витовт неоднократно ставил в пример своим литовским воинам воинов татар.

Поляки, пусть с опозданием, но все же оценили вклад татар в Грюнвальдскую битву и в честь 600-летия этого сражения установили в Гданьске памятник татарскому воину. Спасибо и за это. Осталось только, чтобы все заслуги татар в этой битве были оценены и признаны в полной мере.

То, что здесь рассказано, - это наша версия, построенная по описаниям других авторов, кое-где дополненная на основании логических умозаключений, событий и фактов, имеющих отношение к данной теме. Анализу подвергся отрезок времени и события, которые не получили полного и достоверного толкования и до сих пор не имеют точного и однозначного объяснения. Чтобы достичь максимально точного результата используются ссылки на достоверные не вызывающие сомнения источники.

Получилось так, что с самого начала нашего исследования, то есть с вопроса о возникновении термина татаро-монгольского ига, мы столкнулись с автором этого словосочетания Яном Длугошем, польским историком. Дальше, по ходу повествования, везде, где возникали спорные моменты, снова появлялась фигура этого человека. Таких точек соприкосновения было много. Это вызывало удивление и раздражение. Абсурдность (другой формулировки здесь не подберешь) его исторических данных и выводов мною прокомментирована. Но заинтересовала сама фигура этого историка. Хотелось узнать причину такой предвзятости. Польские и советские источники дают о нем самые лестные отзывы. Изучая биографию и среду, в которой он рос и воспитывался, можно сделать вывод, что Длугош большой, даже очень большой патриот Польши и фанатичный католик. Это уже кое-что объясняло. Но наиболее точную характеристику о нем можно получить в словаре Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона.

Тем не менее, его сведения всегда требуют тщательной проверки, и это обуславливается уже самым взглядом его на характер своего труда.

Длугош очень свободно обращается с источниками, то обходя молчанием факты, сообщаемые ими, но неблагоприятные для его тенденции, то искажая их показания, иногда до полной противоположности с прямым смыслом. Другая причина многочисленных ошибок Длугоша лежит в способе отношения его к источникам, общим всему его веку. Прежде всего, у него часты удвоения фактов: всякое событие, занесенное в разные источники под различными годами или даже в один и тот же источник дважды, обращалось у Длугоша в два отдельных факта. С другой стороны, побуждаемый стремлением к определенности известий, он часто вносит в данные источников целый ряд новых подробностей, имен, чисел и даже событий руководствуясь лишь своими догадками.

Прочитав такую характеристику, чувствуешь разочарование и досаду. За что Длугошу почет и уважение? За вранье? Так уж лучше пусть бы писал детективные рассказы – хоть какая-то польза была, потому что люди знали бы, что это не история, а художественный вымысел, и соответственно воспринимали бы это творчество. Оказывается все не так просто и нужно тщательно проверять, где правда, а где ложь. Так вот после проверки оказалось, что Длугош, как фанатичный католик и горячий патриот Польши, органически не переносил татар, и, где только возможно, (а таких возможностей, как летописцу, у него было больше чем достаточно) старался им насолить. А слово – не воробей, тем более слово записанное. Прославляя поляков, он ходит у них чуть ли ни национальным героем. Русские ему также аплодируют: еще бы ввел в обиход термин иго, похвалил смоленских воинов, участвовавших в Грюнвальдской битве. А им настолько все это понравилось, что в дифирамбах в свой адрес превзошли Длугоша: если бы не русские, битва была бы проиграна.

В этой связи замечу только, что Смоленск в то время принадлежал Великому княжеству Литовскому, был его территориальной единицей, а смоленские воины, как и остальные литовские военные, выполняли гражданский долг перед своим отечеством – Литвой. Поэтому русским вообще нечего примазываться к этой битве.

И все-таки хотелось узнать корни, причину такой неприязни Длугоша к татарам. Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо совершить экскурс в прошлое, а точнее в 1241 год. К тому времени с 1237 г., когда монгольские войска выступили в поход на завоевание западных земель, свершилось много событий исторического характера: ими была завоевана Волжская Булгария, северо-восточная Русь, приволжские племена и народы, а также степные и кавказские народы. Если некоторые страны (Новгородская республика) добровольно признавали верховенство Монгольской империи, то тогда все происходило мирно, без кровопролития.

К зиме 1240-41г. в ставку были отозваны Гуюк - сын Угедея (верховного хана) и Менгу – его племянник вместе с подразделениями, которыми они командовали. Остальные войсковые части разделились по трем направлениям:

1.Галицко-Волынское (теперешние земли Западной Украины),

2.Польшу,

3.Остальные главные силы под руководством Бату направились в Венгрию.

В Польшу отправился относительно небольшой контингент под командованием Орду (старший брат Бату) и Байдара. Вторжение началось в январе 1241 года. Сначала были завоеваны Люблин, Завихвост; в феврале – Сандомир, а 22 марта Краков.

Решающая битва произошла 9 апреля 1241 года под Легницей. Польскими войсками командовал герцог Генрих II Благочестивый, князь Силезский, Великопольский и Краковский. Столько вот титулов! Соответственно и войска, которыми он командовал, включали в первый отряд рыцарей крестоносцев, в том числе и тамплиеров, а также всех добровольцев и шахтеров-золотокопателей из Златой Гуры; второй отряд состоял из Краковских и Великопольских рыцарей; третий - из опольских рыцарей; четвертый из прусских рыцарей. Кроме того были еще силезские и вроцлавские оруженосцы, рыцари из Силезии, а также наемники.

Сколько всего было воинов под командованием Генриха II, Длугош не приводит, а отделывается общими фразами демагогического характера:

«Столько же было отрядов татарских, но значительно больших по численности, лучших по вооружению и военному опыту. И каждый из тех отрядов сам, в отдельности превышал все войско поляков».

Заметим, что Длугош сочинял свои «Анналы…» более чем через 230 лет после битвы под Легницей и пользовался польскими хрониками составленными очевидцами и участниками того сражения. А поскольку Генрих II готовил свои войска заблаговременно, и в его отрядах были не только поляки, но и воины со всей Европы, то, наверняка, данные о численности и другие факты о той битве фигурировали в тех хрониках. А так как они не соответствовали выводам и позиции Длугоша относительно той битвы, то после того, как побывали в его руках, эти хроники почему-то пропали, а, скорее всего, были попросту уничтожены им.

Смешно выглядят попытки Длугоша оправдать факт дезертирства опольского воеводы Мешко. Вот что пишет А.Карпов в книге «Батый» по этому поводу.

Располагаем мы сведениями и о том, что в битве при Легнице на стороне татар участвовали русские. Судя по свидетельству Яна Длугоша, именно они внесли сумятицу в ряды польских войск, начав по-славянски кричать: «Бегите! Бегите!» Опольский князь Мешко, уверенный, что это крик не врага, а друга, который подает правдивый, а не обманный знак, - бросил битву и бежал, увлекая за собой большое число воинов, особенно тех, кто был подчинен ему в третьем отряде.

Здесь оправдания Длугошем трусости, а если быть более точным, то предательства Мешко, просто неуместны и глупы. Зачем тогда вообще ему (Мешко) было идти воевать? Видимо и младенцу ясно, что если это противники, пусть даже славяне-русские, но выступающие под знаменами татар, то пришли они не в гости, не с добрыми, дружескими намерениями, а в любом случае воевать, побеждать и захватить военную добычу. Для таких, как Мешко, в Советском Союзе в годы Второй мировой войны были организованы заградительные отряды из подразделений войск НКВД, и всех отступающих они уничтожали, даже если это отступление было вынужденным, а где-то необходимым. А оправдывает и защищает Длугош Мешко лишь потому, что они оба поляки, другого же за такой проступок он просто смешал бы с грязью.

Но больше всего проявились фантазии Длугоша при описании финальной части сражения. Вот что он пишет:

Была в татарском войске среди иных хоругвей одна гигантская, на которой виднелся знак: Х. На древке той же хоругви было подобие отвратительной черной головы с подбородком, укрытым порослью. Когда татары отступили и склонились уже к побегу, знаменосец при том гигантском штандарте как можно сильнее потрясал той головой, торчащей высоко на древке. Изошли из нее тот же час и разошлись над всем польским войском пар, дым и туман с такой сильной вонью, что в силу ужасного и несносного смрада сражающиеся поляки едва ли не сомлели и, став едва живыми, оказались неспособны к битве…

Такие бредни ни у кого больше не встречаются, никто не упоминает ничего подобного – только Длугош. Своими фантазиями он морочит людям головы, а те всерьез рассуждают о применении татарами химического оружия, заимствованного у китайцев. Чушь какая-то, потому что применение отравляющих веществ в рукопашном бою, когда нет четких границ между своим и противником равносильно самоубийству. Да и сколько газа может поместиться в такой голове? Смешно. К тому же, если бы татары располагали таким оружием, то за прошедшие военные годы они где-нибудь применили бы его в более благоприятных условиях – при осаде города, например, но ничего подобного не было отмечено. Но все же, если нечто подобное, о чем говорит Длугош, и было, то оно носило, скорее всего, психологический, а не военный характер.

И тем не менее, польское войско вместе с союзниками было вдребезги разбито. Погибли и военноначальники, командовавшие этими войсками. Специалисты оценивают потери польской стороны в очень широких пределах – от 10 до 40 тысяч человек.

Как было сказано ранее, в Польшу отправились два татарских отряда, а это значит, что при полной укомплектованности максимально возможная численность этих отрядов могла составлять 20 тысяч воинов, потому что татарский отряд насчитывал одну тьму или 10 тысяч человек. На основании числа погибших можно определить какова могла быть численность войска с польской стороны. В любом случае она намного превосходила число татарских воинов, даже если брать в расчет минимальное число потерь.

Для Длугоша, поляка-патриота, это поражение полный разгром мощной, хорошо вооруженной, многочисленной, усиленной европейскими рыцарями группировки войск, нанесло смертельное оскорбление его национальным чувствам. И он возненавидел татар. Он стал их лютым врагом со всеми вытекающими отсюда последствиями. Необходимо еще учесть, что татары в то время были язычниками, и по меркам фанатичного католика это обстоятельство еще больше усугубляло их вину. По его понятиям татар можно было сравнить с варварами, дикарями, поэтому он и назвал их завоевания игом варваров. Да и в бытность Длугоша, когда татары стали мусульманами, это не добавило симпатий в его мировоззрениях, а скорее наоборот – он стал еще более враждебен к нам. И таким образом, обладая инквизиторско-большевитскими наклонностями, в силу своей нечистоплотности и недобросовестности он стал мстить татарам всеми возможными средствами, в том числе обманом, подлогом, фальсификацией и другими методами недостойными историка-летописца.

Однако война есть война с ее жестокостью, хитростями, уловками и иными неприятными штучками. Это не дуэль, где устанавливаются определенные правила игры. На войне все средства хороши, лишь бы они подходили воющей стороне и приносили ей пользу.

Другое дело, что непонятны мотивы той войны. Почему татары, причинив странам центральной Европы такие огромные потери, доставив им столько горя; и со своей стороны потратив неимоверные усилия для завоевания этих стран, на пике побед и воинских успехов прекратили войну и безвозвратно ушли оттуда, когда Европа фактически лежала у их ног?

Это большая тема, серьезный вопрос, не имеющий однозначного ответа, но он есть, хотя и не совпадает с общепринятым мнением. Но об этом, ин ша Аллах, поговорим в другой раз.

Ну а Длугош?

Впрочем, насколько он восхвалял своих соплеменников, настолько старался принизить заслуги других, в том числе и союзников. Отступление литовских войск он представил, как безоглядное паническое бегство. Читаем его измышления:

«Бегущих же (литовцев) охватил такой страх, что большинство их прекратило бегство, только достигнув Литвы; там они сообщили, что король Владислав убит, также и Александр (Витовт), великий князь литовский, и что сверх того их войска истреблены».

Позиция Длугоша понятна: уменьшить заслуги других участников сражения для того, чтобы увеличить соответственно героизм и вклад в победу поляков. Но во всем должна быть мера, потому что люди воспринимают все буквально, как им преподносят. Вот так и рождаются мифы, в том числе, и про Грюнвальдскую битву. Ясно, что поляки в одиночку не смогли бы победить тевтонцев. Только совместными усилиями всех участников сражения можно было осилить такого грозного противника. Плоды победы достались в основном полякам – не только материальные (отвоеванные территории, уменьшение угрозы нападения со стороны тевтонского ордена), но и моральные. За счет преувеличения своих заслуг в битве поляки приватизировали эту победу себе. Казалось бы, если это действительно так, если у поляков был такой огромный потенциал, то почему король Владислав II тут же снял осаду Мальборка (столица Тевтонского ордена), после того, как ушли литовские войска, хотя тевтонцы были разбиты, деморализованы и не представляли такой опасности как прежде.

Грюнвальдская битва описана тенденциозно благодаря таким историкам, как Длугош, а поэтому необходимо восстановить историческую справедливость и внести ясность в действительный ход событий этого сражения. Сделать это будет непросто, но брать за основу такие материалы, как вышеприведенные, вызывающие, мягко говоря, недоумение, будет и неправильно, и недопустимо. И это нужно для того, чтобы наши современники знали свою историю, историю действительную настоящую, а не ретушированную, чтобы они изучали ее и гордились своим прошлым. Это нужно для того, чтобы отдать дань уважения памяти тем нашим предкам, которые отдали свои жизни на алтарь победы.

Поневоле возникает вопрос, как могло случиться, что такая грандиозная, общеизвестная битва, как Грюнвальдская, получила одностороннее необъективное описание? Подобная ситуация наблюдается при изучении прошлого Золотой Орды, Казанского, Крымского ханств и других периодов нашего прошлого. Причина в том, что этот период времени отличается скудностью летописных источников, не говоря про то, чтобы были какие-либо альтернативные варианты летописей составленных независимой или противоборствующей стороной, позволяющих делать анализ и сравнение описываемых событий.

Однако вселяет надежду и оптимизм, что у нас теперь есть свои татарские историки: Фахрутдинов Равиль – доктор исторических наук, археолог, писатель, патриот; Исхаков Дамир – доктор исторических наук и другие молодые перспективные ученые.

Кстати, в очерке Д.М. Исхакова «Татары», посвященному этнической истории, демографическому развитию и расселению татар есть такая запись:

Относительно поздним этническим образованием являются литовские татары. Эта группа начала складываться в конце XIV в. на территории Великого княжества Литовского за счет выходцев из Золотой Орды, позже и из Большой и Ногайской Орд. У литовских татар существовало вассальное Литве маленькое княжество jagolda; (образовано около 1438 г.) По данным XV- XVIII вв. среди литовских татар выделяют следующие племенные группы (точнее их осколки): найман, ялаир, кондрат (конграт), юшин (видимо, уйшин). Известны также представители крупных феодальных кланов: барыны, мансуры и др. Золотоордынское происхождение этих групп очевидно».

Записей о создании в Литве татарского княжества нигде больше не встречается, но это увязывается с динамикой изменения численности татар в княжестве Литовском, так как еще в бытность Витовта на эти земли переселилось около 40 тыс. татар. Поэтому вполне возможно создание автономии, выполняющей, скорее, административные функции, потому что заселение продолжалось довольно интенсивно и численность татар к XVI в. достигла 200 тыс. человек (в пределах границ Великого княжества Литовского). В дальнейшем с изменением внутриполитической обстановки в княжестве, а позже в королевстве Польша, менялось и отношение к татарам. В периоды гонения наблюдался отток татар в Турцию и другие страны. Видимо поэтому татарское княжество существовало недолго и исчезло не оставив после себя значимых следов.

Чем занимались татары на новой Родине? Понятно, что в случае опасности они в полной боевой готовности на коне должны были встать на защиту отечества. В мирное время, получив земельные наделы, занимались сельским хозяйством. Но татары попадали в Литовское княжество, а позже в королевство Польское разными путями, в том числе, и в результате пленения. В этом случае они не получали льгот и земельных наделов. Однако, приобретя хотя бы клочок земли, старались использовать его более интенсивно, т.е. не высевали зерновые (в то время 100 пудовый урожай или 16 центнеров с гектара был запредельной мечтой), а занимались огородничеством. Видимо у них был опыт ведения этого вида сельского хозяйства, так как анализ выращивания овощей татарами говорит о том, что это очень рациональный экономичный метод. Как это делалось? Следует отметить, что требования к огородным участкам более жесткие, чем для других культур. Они должны располагаться в пределах населенного пункта, желательно возле дома, на южном склоне и на хорошо возделанной урожайной земле. Хотя последнее условие выполнялось постепенно путем внесения увеличенной дозы удобрений.

Грядки подготавливались очень тщательно. Даже откосы уплотнялись специальными деревянными лопатами. На выровненную подготовленную поверхность высевалась сначала морковь, а затем по всей площади высаживался лук, притом не лук севок, как это делается сейчас, а кустовой лук, у которого из одной материнской луковицы вырастало много плодов, и их общий вес был гораздо больше, чем от луковицы одиночки. Но в этом случае возникали некоторые неудобства, так как над печью необходимо было устраивать полати для дымления посадочного лука. Его нужно было выдерживать всю зиму вплоть до посадки при температуре более +16° для того, чтобы не было стрелок, семенных побегов. Вдоль всей грядки высаживались бураки (столовая свекла).

Но это еще не все. Поскольку огородные культуры высаживались на одном и том же месте постоянно, то на этих же грядках самосевом всходили укроп и мак. Мак имел несколько стеблей, коробочки были относительно небольшими, а под венчиком, после созревания, появлялись отверстия, из которых под порывами ветра семена высыпались на землю. Поэтому его необходимо было своевременно убирать.

Получалась очень плотная посадка – пять культур на одной и той же площади – морковь, лук, свекла, укроп и мак. Но если проанализировать, то такое сочетание подобрано очень грамотно и не случайно. Известно, что бичом моркови является морковная муха, а для лука – луковая муха. Но установлено, что запах лука отпугивает морковную муху, а запах моркови неприятен луковой мухе. Это свойство, видимо, было подмечено на основании большого практического опыта нашими предками и передавалось из поколения в поколение. Притом лук, в отличие от моркови, быстро всходил, формировался и созревал. У моркови же стартовый период протекает более медленно и интенсивный рост ее начинается тогда, когда лук дозревает. Свекла высаживалась по бровке грядки, ей хватало места и света и, она практически никому не мешала. Укроп и мак появлялись где угодно, в любом месте, но вопрос оставлять их или удалять решался во время прополки. Если лук, морковь и свекла низкорослые и плод их находится в земле, то укроп и мак высокорослые, они занимают второй ярус, поэтому не составляют особой конкуренции главным культурам.

Этот метод очень рациональный, но теперь не применяется, так как имеет один существенный недостаток. Прополку при такой загущенной посадке приходится проводить тщательно и относительно медленно, чтобы вместе с сорняками не уничтожить культурные растения, и никакие дополнительные, вспомогательные средства типа тяпок не применялись, а только руки. Но так как семьи были большие, то к этой работе привлекали детей. Если этого было недостаточно, то из окрестных деревень приходили женщины и за относительно небольшую плату помогали решать этот вопрос.

Что касается влаголюбивых культур таких, как капуста, огурцы, редька, редис и др., то для них выделялись другие площади – где-нибудь в пониженных местах или поближе к реке, в ее пойме. Они так и назывались – капустники. Земля там была более увлажненной и плодородной, так как располагались, в основном, на торфяниках и поэтому не требовалась поливка, которая представляла собой определенные сложности, так как в распоряжении огородника были ведро, лейка и собственные руки. Это в наше время при наличии различных средств механизации поливка не составляет особых проблем. К услугам пользователя могут быть представлены шланги различной длины и диаметра, насадки к ним с очень широким спектром назначения. Кроме того имеются различные виды полива – это и дождевальные установки и капельный полив вплоть до полной автоматизации этого процесса с использованием компьютеров и программных устройств.

Кстати, минчане-старожилы, особенно жители проспекта Победителей и прилегающих улиц помнят такие термины, как Татарская слобода, Татарские огороды. Раньше этот район был окраиной г. Минска и наши предки обосновались здесь, а пойма р. Свислочь у Комсомольского озера и прилегающие площади были заняты огородами. То есть выращивание овощей было традиционным и, татары занимались им издавна и повсеместно.

Здесь же в этом районе на месте пешеходной зоны и фонтана у гостиницы Юбилейная на ул. Димитрова 41 находилась мечеть, которую варварски снесли в 1962 г. Несколько позже также был уничтожен татарский мизар, располагавшийся по ул. Грибоедова. Там росли вековые сосны и все это вместе с памятниками и надгробиями выкорчевали, переломали, перемололи, уничтожили, как ненужный хлам для того, чтобы устроить сквер, который, кстати, особой популярностью не пользуется, так как люди помнят, что здесь было раньше. Вообще нужно заметить, что к захоронениям, кладбищам народ относится настороженно как к источнику отрицательной энергии. И, видимо, не зря. Первое обнаруженное в Минске христианское кладбище относится к XIII веку, где было найдено 21 захоронение знатных горожан в деревянных саркофагах. Именно на этом месте летом 1999 года произошла страшная трагедия на Немиге. Там, над древним погостом, установлен памятник 53 погибшим в давке в подземном переходе. Так что делайте выводы.

Татарский мизар был единственным на весь Минск и, конечно же, его можно было бы сохранить, хотя бы как зеленую зону. Но в этом и проявилась человеконенавистническая жестокая сущность советской системы. В послевоенный период кроме татарского были уничтожены кладбища лютеран, евреев. Советская власть с покойниками обошлась также, как и с живыми неугодными ей людьми и народами. Горько осознавать то, что по сути дела в сносе мечети и мизара не было абсолютно никакой необходимости. И если бы они сохранились до сих пор, то наверняка стали бы туристическим объектом столицы, как памятник дружбы народов, толерантного отношения титульной нации к национальным меньшинствам, памятник прозорливости великого князя Литовского Витовта, пригласившего к себе татар на службу, так как они ратными делами и трудовой деятельностью доказали, что достойны своей новой Родины. Однако, к сожалению, это осталось в сослагательном наклонении. Мусульмане, правда, в муках и экстремальных условиях построили мечеть, еще краше прежней, но горький осадок остается, потому что это работа над ошибками совершенно чужого, злобного и жестокого, который, между прочим, за свою деятельность не получил должного осуждения. Потому что мусульмане г. Минска до сих пор не имеют места для упокоения тех, кто окончил свой жизненный путь. А это ненормально. Это пахнет дискриминацией.

Еще пример, только с другим финалом. Мусульманская община г. Слонима. Здесь, как и в других поселениях, где татары проживали компактно, имеется свой мизар. Находится он на отшибе и постепенно пришел в запустение. Но случилось так, что во время первой мировой войны здесь проходили затяжные бои, и мусульмане, служившие в Российской армии и скончавшиеся от ран в лазаретах, были похоронены на этом мизаре. Похоронены они отдельно, все рядышком. Безусловно, что эти захоронения, особенно после того, как взгляды на первую мировую войну поменялись, вызвали интерес у россиян и особенно тех, у кого оказались родственные связи с погибшими. Частыми стали визиты иностранных гостей, а это не только почетно, но возлагает определенную ответственность, притом не только на общину, но и на городские власти.

Слонимская община, возглавляемая Байрашевским Сулейманом Матвеевичем, с момента ее образования активно включилась в процесс возрождения. Городской Совет выделил помещение, где верующие могли собраться на молитву или на другие мероприятия. Взялись и за наведение порядка на мизаре. К этому делу подключились и городские структуры. По периметру был установлен забор, удалены кустарники и ненужные деревья, отреставрировали и привели в порядок захоронения погибших воинов и другие могилы. В общем, теперь мизар смотрится, если не как новенький, то, по крайней мере, очень даже прилично. И что немаловажно, коммунальные службы города взяли этот объект на содержание, и теперь общине не нужно отвлекаться на эту работу. Осталось еще сделать подъездную дорогу, хотя бы в гравийном исполнении.

Этот пример приведен для того, что при разумном подходе, используя некоторые местные особенности, всегда можно найти общий язык с властями и направить ход событий по нужному руслу. Разумеется с благоволения и помощи Великого Аллаха.

Про Ивье знают, видимо, все. Здесь находится самое крупное в Беларуси поселение татар. Это интернациональное местечко (поселок, городок), где мирно проживают поляки, белорусы, татары и евреи. Татары в Ивье, как и везде в Беларуси, занимались овощеводством и традиционным для них ремеслом, выделкой кож. Теперь выделкой кож никто не занимается, хотя еще не так давно, в советское время, когда железный занавес в корне пресекал всякие торговые связи с внешним миром, еще практиковалась переработка овчин на полушубки и дубленки. Но позже, когда наладились связи с Турцией, «челноки» наводнили рынок готовой более разнообразной продукцией, и потребность в кустарном производстве отпала.

А вот овощеводство не потеряло своей актуальности, но приобрело более рациональный современный уровень. Чтобы исключить влияние погодных факторов и продлить рабочий сезон, а, следовательно, и количество урожаев, татары перешли на тепличное выращивание овощей. А поэтому с самой весны, когда в полях еще белеет снег, в теплицах под солнечными лучами уже радует глаз зеленый лук и скороспелый редис. А когда на улице устанавливается относительно теплая погода, их место занимают саженцы помидоров.

Вместе с традиционными видами ухода за помидорами, предопределяющими выращивание натурального, экологического продукта, используются и современные материалы и технологии: гибридные семена европейской селекции, капельный полив, внекорневая подкормка, механизированная обработка против вредителей и болезней современными химикатами, даже опыление специальными шмелями – это скорее норма, чем экзотика. Поэтому и продукция выращивается конкурентоспособная, с хорошей урожайностью и товарным видом.

Но главная достопримечательность Ивья – это то, что татарская мечеть с момента ее открытия, даже в мрачные годы советской власти, работала беспрерывно. Это единственная мечеть на всю Беларусь, которая избежала печальной участи других культовых сооружений. Многие задаются вопросом, почему, как это могло случиться? И в самом деле, такой вопрос отнюдь не праздный, так как, проповедуя воинствующий атеизм, практически все божьи храмы, молитвенные дома в советский период или уничтожались, или, в лучшем случае, закрывались и использовались по другому назначению, хотя советская конституция и утверждала, что в стране существует свобода совести. В том, что мечеть избежала такой участи, вряд ли проявилась лояльность, уступчивость власти. Главная причина заключалась в том, что мечеть была востребована, ее посещали. Каждую пятницу, по праздникам двери ее открывались, и любой желающий мог зайти и совершить свое поклонение Великому Аллаhу. Поэтому Аллаh и защитил ее от надругательства. Может быть, посетителей было не так и много, но, по крайней мере, она не пустовала и, особенно, женщины не забывали дорогу к ней. И еще необходимо отдать должное мулле (имаму) этой мечети Шабановичу Мустафе Алеевичу, который более 50 лет занимал этот пост. Его деятельность совпала с беспокойным и ответственным периодом: война 1939 г., вторая мировая война и самый критический послевоенный отрезок времени, когда гонения на религию достигли наивысшего предела. Обычно советская пропаганда характеризовала религиозных деятелей изнеженными, избалованными людьми, паразитирующими элементами, которые одурманивают и обманывают народ. Мустафа Алеевич никак не вписывался в эти рамки. Его образ жизни, поведение резко контрастировали с тем шаблоном, который культивировался в Советском Союзе. Одевался он очень скромно: суконные брюки – галифе и пиджак, кирзовые сапоги на босу ногу – были неизменными в любую пору года, зимой и летом. Занимаясь сельским хозяйством, он ничем не отличался от других сельчан, разве что тем, что в работе мог дать фору другим в скорости и сноровке. Его дипломатичность также сыграла позитивную роль в вопросе защиты интересов верующих. И, видимо, поэтому у властей не поднялась рука, чтобы «зарубить» такого нестандартного религиозного лидера, по виду чуть ли не пролетария.

В таких случаях важно в самом начале выстоять, выжить, потом постепенно обстановка стабилизируется, а со временем становится привычным явлением, нормой. Так вот и сохранилась, уцелела мечеть.

Война всегда вносит кардинальные изменения в жизнь народов, стран и отдельных людей. А война мировая, или как тогда ее называли большая, тем более. Хотя вначале все было, как обычно. Война громыхала где-то далеко и казалась чем-то нереальным. Потом поползли слухи. Слухи тревожные, зловещие. Кто-то, возможно шутки ради, сказал, что немцы, завоевывая, оставляют после себя пустыню, а людей убивают и издеваются – женщинам отрезают груди, да и с мужчинами не церемонятся. В таких случаях все воспринимается обостренно, без глубокого анализа. Но попробуй, отличи правду от лжи. В общем, есть над чем задуматься. Вот и надумали: надо уезжать – жизнь дороже. Так вся деревня Сандыковщизна погрузилась на повозки и разъехалась – кто куда. Стали беженцами. Дедушка с бабушкой и шестью несовершеннолетними детьми (маме было 10 лет) очутились в Оренбурге. Отец – в Крыму.

Все бы ничего, но война мировая переросла в гражданскую. Хаос, неразбериха. И неизбежный спутник в таких случаях – нищета, голод, болезни. Троих детей потеряли. Брюшной тиф унес двоих старших и самого младшего. И тогда сработало правило: везде хорошо, а дома лучше. Вернулись через шесть лет. А дома тоже радости мало. Земля как бы ничья была, вот и нашлись расторопные деляги. А почему бы не попользоваться на дармовщину? Понравилось. Пришлось судиться.

Но все когда-то кончается, и хорошее, и плохое. Мало-помалу жизнь наладилась. И все-таки у этого поколения, видимо, судьба была такая беспокойная: Гитлер со Сталиным взялись перекраивать Европу – Польшу разорвали на куски. Мы вместе с Западной Беларусью, достались Сталину – влились в «братскую семью» советских народов. Только пообвыкли, приспособились, а тут новая напасть: два диктатора решили помериться силами. Но события развивались настолько быстро, что смена власти произошла как в калейдоскопе, боев практически не было.

На сей раз никто и не помышлял куда-нибудь эвакуироваться. А если бы и хотели, то куда? Фронт покатился на восток, но отголоски войны ощущались постоянно, хотя существенного влияния на повседневную жизнь война не оказывала. Разницы особой не чувствовалось, немцы или поляки. Большевики не в счет, так как пробыли они недолго. Работать приходилось всегда много и упорно. Механизации практически никакой не было, только мускульная сила – своя или лошадиная. Как и сотни лет назад все выполнялось вручную. Совершенствовались только орудия труда: вместо сохи появился железный плуг с устройством, регулирующим глубину вспашки и ширину пласта земли. А остальное, как и прежде: пахарь и лошадь. В лучшем случае две лошади. И так во всем – вспашка, посев вручную, жатва серпом или косой, молотьба цепом.

Хотя уже появлялась кое-какая механизация. В самом большом хозяйстве у Радлинской Фелиции была конная молотилка и веялка. Эти агрегаты приводились в действие при помощи конного привода (его называли манеж). Лошадь ходила по кругу, а этот манеж вращал вал; тот, в свою очередь, приводил в действие агрегаты. Если механизация кое-где коснулась чисто мужской работы, то для женщин все осталось, как и встарь. Притом женщины выполняли очень большой объем работ. Огород (посадка, прополка, уборка), уборка зерновых (жатва серпом или подбор после скашивания), уборка сена (после просушки) – все это выполнялось слабыми женскими ручками. Домашняя работа – само собой, и никуда от этого не денешься. Приготовление пищи, дети, а семьи, как правило, были большие – это тоже чисто женская сфера деятельности.

Теперь женщина практически не знает, что такое стирка – машина автомат сделает все сама, необходимо только заправить ее. А тогда все это выполнялось вручную. Хорошо, если мыла было вдосталь. А если нет, то делай настой на золе, чтобы вода была менее жесткой, и наводи чистоту на стиральной доске. Летом, в хорошую погоду, стирки устраивали на реке, выполняя весь комплекс работ, в том числе и сушку белья.

Некоторые, особенно раньше, говорили: «За польским часом жили хорошо». Да ерунда все это. Хорошо жили те, у кого земли было много, и использовали наемный труд. Интеллигенция тоже не бедствовала, а остальные работали от темна до темна.

Кстати, насчет темноты. Электричество, благодаря которому стал возможен прогресс, и появились бытовые блага, было проведено довольно поздно. Советская власть больше беспокоилась о том, чтобы своевременно доводить до населения решения партии и правительства, а также околпачивать народ своей пропагандой, поэтому сначала установили радиоточки – аппараты, которые транслировали одну программу. То есть информация была строго дозированной и только та, которая нужна была власти для воспитания, как тогда говорили, масс трудового народа в духе интернационализма и международной солидарности трудящихся.

Электрификация была проведена позже, где-то в шестидесятых. Никаких электроприборов не было и в помине. Электричество использовалось только для освещения. А что касается бытовой электротехники, то она появлялась с большим опозданием только после широкого внедрения ее за границей. Притом советская техника была с гораздо худшими техническими и качественными показателями, чем импортная.

Мы сейчас не можем представить свой быт без холодильника или телевизора, компьютера или мобильного телефона, а тогда о таких вещах можно было узнать из научно-фантастической литературы. И, тем не менее, люди жили и как-то выкручивались. Вместо холодильника был подвал или колодец, пылесос заменяли веник или влажная тряпка, а лампочку Ильича заменяла керосиновая лампа. И в каждом доме были чистота и порядок: тепло и уют являлись атрибутом хорошей хозяйки.

Для того, чтобы как-то скрасить жизнь, иногда по пятницам, собирались у кого-нибудь и устраивали танцы. Именно танцы, застолья никакого не было. Рассказывают, произошел такой случай. Было это в начале немецкой оккупации, когда дела на фронте складывались в пользу Германии. В одну из пятниц, в самый разгар веселья, нежданно-негаданно нагрянул полицейский патруль. Украинцы. Они повсеместно следили за соблюдением порядка, выполняли караульные, надзорные, карательные и другие полицейские функции. Этот визит явился полной неожиданностью. Все были ошарашены. В еще большее замешательство ввергли слова руководителя группы – молодого, невысокого, чернявого хлопца. Смысл его слов сводился к тому, что вы здесь устроили танцульки, а в это время идет война и люди гибнут на фронте. Куда это годится? Сразу воцарилась зловещая тишина. Ожидать можно было чего угодно. Время было военное, и любое решение, даже самое жестокое, могло быть в порядке вещей, поэтому все приготовились к самому худшему. В этой напряженной ситуации, когда казалось, что даже время остановилось, руководитель группы (похоже, он обладал чувством юмора) медленно прошелся вдоль онемевших танцоров, остановился напротив Софьи Яковлевны, осмотрел ее с ног до головы и изрек: «Малэнка, чарнэнка». Затем жестом дал понять музыканту, чтобы тот исполнил танец. Поклоном пригласив побледневшую партнершу, совершил один круг, остановился, галантно раскланялся с дамой, и патруль исчез также быстро, как и появился. Понятно, что после такой встряски было уже не до танцев.

Такие встречи происходили нечасто и не регулярно, а только тогда, когда время позволяло это сделать и больше напоминали не развлекательную вечеринку, а встречу близких друзей и родственников для дружеских задушевных бесед и для разрядки после напряженных трудовых будней. Тогда отношения между людьми были более открытыми, если хотите более душевными, да и сама обстановка предрасполагала к этому, так как каждый человек был у всех на виду, каждый знал о других почти все. Длинными зимними вечерами, после завершения полевых работ, появлялось свободное время и, хотелось заполнить его и заполнить с пользой, поэтому собирались небольшими группами у родственников или друзей, прихватывая с собой необременительную, но нужную работу типа рукоделия или гусиное перо. Каждый занимался каким-нибудь делом, и это сопровождалось непринужденной беседой, чтением книги или рассказами небылиц, анекдотов и других забавных историй.

Для людей теперешних взглядов это может показаться чем-то диковинным, так как свободное время теперь используется совсем по-другому – телевизор, компьютер, мобильные телефоны с музыкой, играми и другими развлекательствами – основное времяпрепровождение. А учитывая, что свободного времени теперь у всех стало гораздо больше, то это занятие приняло повальный характер – от престарелой бабушки до ползунка. Поэтому и произошла переоценка ценностей. Теперь певичка, имеющая мало-мальски смазливое лицо, которая часто появляется на экране, пусть интеллект ее приближается к нулю, а поведение развратное – это уже звезда, кумир. А ведь когда-то их считали людьми второго сорта, соответственно и называли – лицедеи, балаганщики. Политики сомнительной, скандальной репутации – это также эталон. А еще удивляемся, почему произошло падение нравов. Ответ очевиден – чем увлекаемся, то и имеем. Хотя каждый выбирает свое, и это его личное дело.

Нас же интересует другое. Ранее мы затронули тему про гусей, вернее про гусиное перо. Так вот, гуси – это отдельный разговор, так как в жизни татар они были на особом положении. Их разводили повсеместно и помногу. Эта благородная, солидная птица занимала почетное место, так как с ее помощью решали многие проблемы. В первую очередь – это мясо, притом мясо универсальное: его можно было использовать в любом виде. Расходы на содержание гусей небольшие, потому что, начиная с весны, когда появляются гусята, трава идет в рост, и все вопросы с кормлением закрываются. В деревне был свой общественный выгон, который располагался на ее окраине и с одной стороны примыкал к реке, поэтому с пастьбой особых проблем не возникало. Пасти приходилось ребятам дошколятам и младшим школьникам, и эту работу приходилось выполнять в обязательном порядке, так как эта умная птица так и норовила забраться куда-нибудь в запретную зону – огород, посевы или луг, предназначенный под сенокос. Такое случалось довольно часто, когда ребята, а собиралось их немало, увлеченные игрой, забывали про своих подопечных, а те, предоставленные сами себе, старались воспользоваться свободой и забирались куда-нибудь, чтобы нашкодить. Безусловно, последствия такой самодеятельности ничего радостного не сулили, но взбучки были, скорее, символическими, так как взрослые понимали, что дети – есть дети, и какой с них спрос.

После уборки зерновых гуси получали свободу и кормились, где им заблагорассудится, и так до начала холодов. В октябре месяце, когда погода склонялась к зиме, гусей сортировали; лучших отбирали для дальнейшего воспроизводства стада, а остальных ставили на откорм. Кормили в заточении целый месяц и только овсом. За это время зима вступала в свои права и в последний день кормежки гусям устраивали баню на реке. Там они прихорашивались, после чего с ними проводили неприятную, но неизбежную процедуру – их резали. После убоя весь жир, внутренний и подкожный (вместе с кожей) измельчали и перетапливали на огне. Получался шмалец со шкварками – очень вкусная и полезная еда. Этот универсальный продукт использовался даже в случаях обморожения.

Грудки, голень и бедрышки солили и оставляли до весны. Весной все это добро нанизывали шпагатом на жердочки и подвешивали под крышей с солнечной стороны, где происходил процесс вяления. Потом, в экстренных случаях, эта продукция всегда была под рукой и пользовалась большим спросом.

Гуси – безотходное производство и практически ничто не выбрасывалось. Даже лапки, головы и потроха (ливер) – все это использовалось полностью без выбраковки.

А вот с пером было много мороки. Все перо, а его набиралось много, несколько плотно набитых мешков, нужно было порвать – отделить стерженьки от пушистых отростков по бокам. Это медленная, скрупулезная, трудоемкая, требующая терпения и усидчивости работа. К ней привлекали всех членов семьи и старались завершить ее зимой, так как с наступлением весны приходилось решать другие более насущные и безотлагательные задачи.

Зато у каждой хозяйки на всех кроватях громоздились целые горки подушек с перинами и пуховыми одеялами. Заготавливали впрок, чтобы обеспечить детей, и в первую очередь дочерей, полным комплектом постельных принадлежностей. Такой набор был неотъемлемым атрибутом приданого каждой невесты.

Возле д. Сандыковщизна были небольшой пруд и живописная речушка, поросшая по берегам ольхой, березой и ивняком, а поскольку гусь птица водоплавающая, то наличие таких водоемов еще больше способствовало разведению этой живности.

Вообще-то татары любили и разводили животных: в каждом дворе была лошадь – как же без нее – это основная тягловая сила. Корова, а то и несколько, потому что без молока обойтись невозможно. Молочные продукты – простокваша, масло, творог, сметана – все это еда повседневного потребления. В пору молочного изобилия делали клинковые творожные сыры и сушили про запас.

Коровы паслись отдельным стадом, а для присмотра за ними нанимали пастуха со стороны. Отдельного пастбища не было; выгон не в счет, так как гуси и кони съедали там всю траву под корешок. Поэтому пастуху приходилось использовать всю свою сноровку и находчивость, чтобы накормить буренок. В период бескормицы пастбищем были даже лесные поляны и просеки, поросшие травой. Овцы были менее популярны и их разводили только некоторые любители. А вот курей держали в каждом хозяйстве: без них сложно обойтись, потому что это всегда свежие яйца и вкусное диетическое мясо, поэтому по утрам по всей деревне слышалось разноголосое петушиное пение, а несколько позже громкое кудахтанье.

Дома были относительно небольшими – иметь отдельную комнату на каждого члена семьи – непозволительная роскошь. Кухня занимала большую площадь и являлась центральным, главным помещением дома. В ней не только готовили пищу для семьи, она совмещала функции столовой, бани, прачечной. Зимой здесь обрабатывали кожи, готовили еду для птиц и других животных. Главным атрибутом, рабочим органом кухни была русская печь с плитой. В ней готовили повседневную снедь, выпекали хлеб, пироги. Еда, приготовленная в такой печи, была гораздо вкуснее, чем та, которую готовили на плите, потому что жар воздействовал на горшок или противень со всех сторон, и даже обычный борщ или суп получался гораздо более аппетитным. Немаловажным, а может быть главным фактором в готовке еды было то, что наши трудолюбивые, скромные женщины относились к этому очень ответственно, с любовью и изобретательностью, вкладывая в это дело свою душу.

Колдуны, пироги разного вида и начинок, картофельную бабку, цеппелины можно встретить и сейчас, но такое блюдо, как коровьи кишки, начиненные тертым картофелем, заправленным мясными добавками, прошедшие термическую обработку в печи на противне – это, пожалуй, музейный экспонат, так же как фляки или цимас. Раньше это были обычные блюда. Набор кушаний, состав и даже вкус блюд татарской кухни были практически одинаковыми для разных поселений и местностей. Это было, видимо, следствием того, что люди общались, навещали друг друга, делились новостями, советами, обменивались своим и перенимали опыт других. Татарские поселения, как правило, были небольшими, где проживали, в основном, близкие родственники, для которых кровосмешение недопустимо, поэтому молодым людям, холостякам, равно как и девушкам, приходилось искать себе пару на стороне, и, оказавшись в другом месте, происходил обмен и передача своих обычаев, навыков и знаний.

Потребность в контактах для знакомства и общения между молодыми людьми вызвала такое явление, как татарские молодежные съезды, где молодежь разных районов, областей и даже стран собиралась, чтобы познакомиться и сблизиться. Это являлось начальным импульсом для дальнейшего развития отношений. Известно много случаев, когда в результате таких знакомств между молодыми людьми устанавливались прочные связи, перераставшие со временем в создание семьи.

Организовывали такие мероприятия обычно летом во время студенческих и школьных каникул, а чтобы привлечь работающую молодежь, сбор назначали на субботу. Указывалось конкретное время, так как начало увязывали с застольем, относительно скромным, но достаточным для удовлетворения аппетита после дорожного путешествия и для того, чтобы преодолеть барьер отчуждения и стеснительности. Танцы под радиолу с усилителями или другие музыкальные системы были нужны для ненавязчивого, но необходимого общения между молодыми людьми. Летние ночи коротки, и такое общение могло растянуться до рассвета. Кто хотел спать, мог остановиться у знакомых, отдохнуть в палатке, на сеновале или в машине. Утром перекус, и каждый сам решал, когда ему возвращаться домой.

Безусловно, такое мероприятие довольно хлопотливое дело, особенно для организаторов съезда, но основное бремя старались возложить на молодежь и их родителей. Тем не менее, все жители деревни, даже не имеющие своих детей и как бы непричастные к этому, старались внести свой вклад в общее дело, все заряжались единой идеей, и поэтому съезд проходил, как правило, организованно, без сбоев.

Для хотя бы частичной компенсации расходов брали с ребят необременительную плату.

В д.Сандыковщизна было проведено много таких съездов. Первый состоялся в августе 1956 года. Возможно, это был вообще первый съезд такого рода.

На снимке участники и организаторы съезда прошедшего в д.Сандыковщизна 10-11 августа 1963 г.

Наши предки, как и все в округе, растили хлеб, разводили животных, ничем не отличаясь от других селян, но, кроме этого, они в больших объемах выращивали овощи. Эту продукцию, в первую очередь, использовали для собственных нужд в свежем виде, а также перерабатывали для потребления зимой. Засолка огурцов, квашение капусты, заготовка сухофруктов и сушеных ягод широко практиковалось в каждом доме. Консервированием продуктов, как это делается сейчас, никто не занимался: не была известна эта технология. Ягодное варенье кое-кто уже изготавливал, но особой популярностью оно не пользовалось, возможно, из-за того, что сахар был дорогим, недоступным, и не каждый мог позволить себе подобный деликатес.

Неиспользованные овощи, а их оставалось немало, шли в продажу. Продавали не только на своем рынке, в Василишках, где по вторникам собирались большие базары, но обеспечивали овощной продукцией близлежащие Щучин и Лиду.

Кроме этого наши татары занимались обработкой кож, особенно популярным было дубление овчин. Правда, этим ремеслом занимались, в основном, зимой, когда накал сельскохозяйственных работ спадал, и можно было спокойно заняться этим трудоемким, грязным, связанным с неприятным запахом, делом. Такая продукция была востребована, потому что никто, кроме татар, этим ремеслом не занимался. Другим эта технология была незнакома, заказов хватало, эта работа ценилась и давала неплохой приработок. И, поскольку, татары имели дополнительный доход от огородничества и скорняжного ремесла, то уровень жизни у них был несколько выше, чем у окружающих крестьян.

Татарские дети учились в школах вместе со всеми, где изучали общеобразовательные предметы, поэтому все были грамотными, умели читать и писать. Кто мог и хотел, учился дальше. И таких было немало. Исторически сложилось так, что татары, будучи хорошими воинами, отдавали предпочтение военной службе и добивались хороших успехов на этом поприще. К примеру, в XIX веке около пятидесяти выходцев из польских татар стали генералами русской армии.

В этом плане показательна судьба нашего соотечественника Сулькевича Матвея (Сулеймана) Александровича, уроженца д. Кемейши Лидского повета. Родился 20 июля 1865 г. Избрал военную карьеру, участвовал во многих военных кампаниях. В 1916 г. получил очередное звание генерал-лейтенанта. В первую мировую войну командовал мусульманским корпусом. 25 июня 1918 года возглавил Крымское краевое правительство, в котором доминировали польские татары. Просуществовало оно до 15 ноября 1918 г. В гражданскую войну воевал против большевиков, возглавляя штаб вооруженных сил Азербайджана. В мае 1920 г. был схвачен чекистами. Последние слова, сказанные сокамерникам при выводе его на расстрел, были: «Счастлив, что умираю солдатом мусульманской армии. Прощайте».

Главной приметой наших дней является все более ускоряемый бег времени. Это ощущается везде и повсюду: в стремительном совершенствовании технических новшеств – вчера был ламповый телевизор – сегодня цифровой; недавно пользовались телефоном вертушкой, сейчас смартфон – не новость. Такое впечатление, что само время уплотнилось – сутки стали короче, дни летят за днями, мелькают месяцы, проносятся годы. Размеренный спокойный уклад сельской жизни, который сохранялся в течение веков, подвергся ломке и изменению. Этим рубежом стала война. Впрочем, она шла давно, но это было где-то далеко на востоке. Теперь она нагрянула к нам. Жаркий июль 1944 г. стал еще жарче, когда фронт докатился до наших рубежей. Чтобы создать немцам трудности при отступлении, партизаны снесли мост через речушку у д.Сандыковщизна. Те, не мудрствуя лукаво, для обеспечения строительства переправы через реку, и чтобы сдержать наступательный пыл красной армии, подожгли Василишки, через которые шло наступление большевиков. Сгорели, в основном, дома вдоль центральной улицы, принадлежавшие некогда евреям.

Поначалу все было, как и раньше, но большевики не из тех, чтобы дать народу спокойно жить – началась коллективизация. Совхозы на месте прежних имений и фольварков были созданы сразу после завоевания, а колхозы организовывались несколько позже. Эта акция сопровождалась раскулачиванием и высылкой в Сибирь строптивых крестьян. Народ сопротивлялся, лесные «братья» орудовали в наших краях до 1952 г. В некоторых соседних деревнях располагались отряды НКВД, которые выслеживали и уничтожали этих людей. Татары были наслышаны о таких событиях, поэтому, когда из района приехал Ястребов (эмиссар по коллективизации), это не стало неожиданностью.

Зная, что сопротивляться бесполезно, все единогласно «изъявили» желание вступить в колхоз, который назвали «Дружба». Председателем избрали Криницкого Александра Алядыновича, бухгалтером – Вильчинского Самуила Ивановича и бригадиром – Якубовского Ибрагима Александровича. Произошло это весной, после посевной, поэтому убирать пришлось уже в общий колхозный котел.

На работу выходили дружно, как и раньше, когда каждый работал на себя. Особенно это чувствовалось в косовицу и уборку в преддверии ненастья. Никого не нужно было оповещать, каждый выходил с необходимым инструментом, инвентарем и работал без понукания.

Перед уборкой зерновых приобрели конную жатку. В нее запрягали пару лошадей; оператор, сидя на специальном сидении, управлял ими, и после манипуляции на примитивном пульте специальные грабли сбрасывали на стерню сжатые, сложенные в кучку на платформе жатки, стебли злаков. Следом шли женщины подбирали, связывали сжатые стебли в сноп и складывали в десятку для просушки. Это была уже механизация и серьезное подспорье в работе. В одиночку вряд ли кто-либо смог приобрести такую технику, и это было несомненным преимуществом колхозного строя. Но, пожалуй, на этом преимущества заканчивались, потому что, когда дело дошло до расчета, то натуральный продукт (зерно ржи), который в итоге выдали за трудодни, ребенок смог спокойно, не напрягаясь, унести на плече домой весь годовой заработок. Остальное государство беззастенчиво присвоило себе.

На этом трудовой энтузиазм закончился. Люди увидели, что работая в колхозе, невозможно обеспечить хотя бы более-менее сносное существование. К тому же произошло укрупнение; нас присоединили к колхозу в Василишках, и каждый стал не только думать, но и предпринимать реальные шаги по обустройству жизни своей семьи. Первым покинул деревню мельник, и случилось это как-то незаметно, потому что его дом находился возле мельницы, в стороне от деревни.

Оставшись без присмотра, мельница и все гидротехническое хозяйство начали разрушаться. Вода ушла из пруда, а после мелиоративных работ река превратилась в канаву.

Возможно, жители деревни в поисках лучшей доли разъехались бы постепенно, но толчком, побудившим сделать это, стал пожар в мае 1953 г. Сгорело два дома; один из них был самым большим; добротный, еще не старый, в котором проживало четыре семьи. Это явилось серьезным ударом: дома располагались в центре, и теперь небольшое поселение стало напоминать разбросанные хутора. Погорельцы разъехались кто в Гродно, а кто в Литву. Уехали люди трудового возраста в пике своих возможностей и молодежь. Остались, в основном, пожилые люди, старики и дети. И хотя возможности трудоустройства на селе, кроме колхоза, ограниченные, наши люди не сидели без дела и нашли себе применение в сфере торговли и потребкооперации.

В колхозе остался работать практически один наш селянин Мухарский Болеслав Амуратович. В Василишках он возглавил бригаду овощеводов и пользовался большим авторитетом, заслужив его своим трудолюбием, усердием и новаторством. Не знаю, возможно, он где-то вычитал или сам придумал, но уже тогда, в начале шестидесятых, в своей практике использовал торфо – перегнойные горшочки. Сконструировал, сделал и применял станок для формовки этих горшочков. Тогда же, что было в новинку, выращивал клубнику на ягоду, спаржу, правда, как декоративное растение. Широко практиковал рамные застекленные парники, которые использовал не только для получения рассады томатов, как это делали другие, но и для выращивания ранних огурцов в широких масштабах. Какие стимулы удерживали нашего овощевода в колхозе, и что он там зарабатывал неизвестно, но все, в том числе и он, добросовестно обрабатывали приусадебные участки размером 30 соток и для большинства жителей деревни это был основной и единственный источник к существованию. Продукцию сбывали, в основном, в Щучине, где дислоцировалась большая воинская летная часть. Это была обеспеченная категория военных, и овощная продукция находила хороший сбыт.

Ясно, что с таким доходом с огорода особо не пошикуешь, но другой альтернативы просто не было, поэтому даже дети понимали, что для того, чтобы жить достойно, необходимо учиться и учиться хорошо, чтобы в будущем получить профессию и быть специалистом своего дела. Если кто-то не смог своевременно постичь эту истину и плохо учился, то, хоть с опозданием, жизнь доказывала несостоятельность такой позиции, и ему приходилось наверстывать упущенное. Вероятно, поэтому почти все татарские дети той поры со временем окончили ВУЗы.

Но в этом явлении, как и в любом другом, есть и оборотная сторона. Люди шибко грамотные смотрят на мир по-другому. К тому же советская система старалась напрочь отвадить народ от религии; и человек, изучавший диалектический материализм и познавший всю «прелесть» атеистической пропаганды, по-иному смотрит на мир и вопросы мироздания. Это поколение, получив доступ к светскому образованию, потеряло связь со своим прошлым, со своими корнями; оно не имело возможности получить хотя бы тот минимум религиозного образования, который получали их предшественники. В Сандыковщизне была своя годжия Криницкая Софья Яковлевна, которая обучала детей правилам чтения Корана. С установлением власти Советов эта учеба была прекращена, но даже если бы она и хотела этим заняться, то не смогла бы, так как попала в погорельцы и уехала в г. Гродно.

Однако знание арабского алфавита и умение читать Коран не гарантирует того, что человек станет верующим. Это вопрос очень сложный и тонкий, связанный не только с получением всеобъемлющих знаний; здесь нужна подпитка правильно сориентированной окружающей среды, и чтобы человек был не только предрасположен к получению этих знаний, но и предпринимал реальные шаги в этом направлении. И только в этом случае Аллаh направит человека по правильному руслу. Падшая, заскорузлая, черствая душа так и останется в своей оболочке и внешнее воздействие не окажет на нее никакого влияния.

В стремлении воспитать нового советского человека идеологи стремились разрушить глубинные основы души, посеять в сознании людей тлетворные семена неверия и гордыни, навязать новую шкалу ценностей, в которой первостепенными являются сиюминутные материальные факторы.

Советские идеологи с момента установления своей диктатуры стремились превратить народ в безликую массу, воспитать манкуртов не помнящих ни родства, ни своего прошлого, беспрекословно выполняющих волю своего хозяина (партии, вождя); хотели подавить у всех людей (кроме русских) любые ростки национального самосознания. Жестоким репрессиям подвергались те, кто высказывал свои взгляды, свои суждения по национальным вопросам. Любое инакомыслие подавлялось в зародыше. Тем, кто мыслил по-другому инкриминировались обвинения в национализме, в разжигании межнациональной вражды.

Советская историография, выполняя заказ своих вождей, придерживалась таких позиций, чтобы показать, что в прошлом у всех, особенно у малых народов, была беспощадная эксплуатация, жестокая тирания и беспросветная нужда. И только с приходом советской власти после октября 1917 г. началась счастливая жизнь и настоящая история. Все средства массовой информации, все виды искусства оболванивали народ, навязывали и пропагандировали эту идею. Как составлялись учебники истории, мы показали на примере Золотой Орды, история которой подверглась особой переработке и извращению. Это напоминание сделано для того, чтобы показать, что у нас не было правдивой истории, а была история, принесенная извне, придуманная другими, история лживая и враждебная.

И только после развала Советского Союза ситуация стала несколько проясняться. Большой вклад в возрождение белорусских татар, в воскрешение исторической памяти внесли наши земляки-просветители Канапацкий И.Б. и Якубовский Я.А. Благодаря их усилиям стали выходить в свет ежеквартальник «Байрам», газета «Жизнь», журнал «Ал-Ислам». Статьи и книги Канапацкого И.Б. внесли ясность в вопросе о том, когда и как мы оказались в здешних местах. Это был порыв воодушевления и энтузиазма. На этой волне появились и другие значимые фигуры – Александрович Исмаил Мустафович, Воронович Исмаил Мухаррамович. Не умаляя заслуг всех этих людей необходимо отметить, что с приобретением суверенитета Беларусь, как и другие республики бывшего СССР, стала проводить взвешенную национальную политику, предоставив национальным меньшинствам право на возрождение своей самобытности, национальных традиций, культуры, предоставив право на исповедание религии и совершение религиозных обрядов.

В этой связи следует вспомнить Криницкого Али Мустафовича, незаслуженно забытого. Фактически он стоял у истоков движения за возрождение национального самосознания. Заметим, что это происходило еще в бытность Советского Союза, когда все боялись пикнуть или заикнуться на эту тему. И, тем не менее, он поднимал свой голос и предпринимал практические, настойчивые шаги для разрешения этой проблемы. Али Мустафович обивал пороги кабинетов местных и республиканских чиновников по вопросу создания татарских национальных общин, устанавливал контакты и связи со своими соотечественниками в Уфе и Казани. Понятно, что в то время, когда Республика Беларусь была составной частью СССР, при отсутствии правовой и юридической базы, эти проблемы разрешить было практически невозможно. Но это был прецедент, случай, раньше не возникавший, и он явился толчком, примером для других людей, общин и национальных образований. Поэтому в Западной Беларуси создание и работа национальных сообществ шла более активно и целенаправленно, чем в других районах.

Как ни грустно, но с кончиной Якубовского Якуба Адамовича (1998г.) и особенно Канапацкого Ибрагима Борисовича (2005г.) первоначальный запал иссяк; просветительская работа, выпуск периодических изданий практически прекратился. Заполнить этот пробел не удалось до сих пор.

Были попытки издания газеты «Нур-Свет» Байрашевским Сулейманом Матвеевичем, так же как и выпуск единичных изданий газеты «Жизнь», которые, не имея под собой солидной базы, зашли в тупик.

Достойны похвалы и поддержки усилия муфтия Вороновича Али в издательской деятельности. Выпуск журнала «Ислам сегодня» стал действительно неординарным событием. Издание газеты сначала под названием «Вестник», а позже «Мусульманский вестник» заполнило брешь в информационном вакууме. Пусть получается пока еще не все так гладко, как хотелось бы, но будем надеяться, что ин ша Аллах все наладится.

Периодические издания нужны, так как они несут знания правового, религиозного, исторического характера; это – консультант, просветитель наставник, информационный орган, призванный сплотить и объединить вокруг себя людей пытливых, неравнодушных, заинтересованных. Для нас периодика тем более актуальна, потому что мы находимся на периферии мусульманского мира. К тому же более шестисот лет мы фактически были в изоляции. Однако наши предки выдержали это испытание и сохранились как этнос, несмотря на то, что поселения были разбросаны на значительной территории и удалены друг от друга. Исследователи единодушно отмечают, что консолидирующей силой, фактором, не позволившим нам раствориться среди других людей, был Ислам. Нельзя не согласиться с этим утверждением, но это не единственная причина. Татары, если поселялись, то стремились расположиться компактно, так, чтобы жить по-соседству со своими, чтобы это было четко выраженное татарское поселение. Их и называли соответственно – Татарская улица, Татарская слобода или отдельные деревни – Татарцы, Татарщизна, Сандыковщизна, Муравщизна (теперь Ивье), Некрашунцы и др. В этом случае легче было сохранить свои традиции, свою специализацию, ремесло, а первоначально и язык. Когда люди проживают компактно, у них создается свой обособленный микромир, где действуют свои, порой негласные, законы, табу, общественное мнение. Это коллектив и каждый член этого коллектива старается придерживаться и выполнять определенные правила. Это особенно важно для такой специфической национальной единицы, как татарская община. Здесь мечеть, если она есть, она не только молитвенный дом; это - центр, который объединяет верующих, сплачивает их, делает их отношения более близкими и доверительными.

Теперешние татары ничем не отличаются от окружающих их людей: ни по роду занятий, ни по образу жизни, даже одеваются как все; есть некоторые различия, разве что, во внешних признаках. А ведь еще недавно мы разительно отличались от других, причем эти отличия были индивидуальными, присущими только нам, и эти различия вызывали у стороннего наблюдателя не критику и отторжение, а скорее симпатию и похвалу. Вот что пишет журналист Шпилевский П. в своей книге «Путешествие по Полесью и Белорусскому краю» о клецких татарах:

«Теперь их в Клецке не более ста человек: они включены в мещанское звание и живут в особой, отдельной улице, известной под именем Татарской Слободы, имеют свою домашнюю молельню – мечеть, ведут жизнь трудолюбивую, опрятную и миролюбивую; в их слободе не слышно ни разгула, ни шума, ни игрищ, ни плясок: всегдашняя тишина и спокойствие господствуют между ними; они держатся своего общества, хотя не чуждаются знакомства с христианами, но всячески, по возможности, избегают сношений и столкновений с жидами…Главная отличительная черта клецких татар – честность, гостеприимство и аккуратность, татарок – скромность и неподкупная целомудренность: татарки ходят с поникшими головами и, когда говорят с кем либо посторонним, стыдливо прячут глаза от пытливых и нескромных взглядов. В домах у них необыкновенная чистота и благовидность…»

Это только отрывок, а вообще автор довольно подробно описывает образ жизни, быт, трудовую деятельность, как одеваются татары и многое другое, причем его описание выдержано в благожелательном, похвальном тоне, в отличие от евреев, которых он характеризует крайне отрицательно.

С тех пор прошло не так много времени, а мы стали совершенно другими, не только внешне, но, самое главное, внутренне. Это коснулось, в первую очередь, тех, кто, волею судеб, выпал из общины, попал в чуждое окружение. Для того чтобы не выделяться, такой человек меняет свой привычный образ жизни и становится как все. Но, к сожалению, влияние внешней среды проникает и в глубинные пласты. А начинается все, как обычно, с мелочи: казалось бы, что тут страшного, если ребенок на пасху поиграется с крашеными яйцами. Но беда в том, что потом проникновение чужеродного влияния и обычаев происходит быстро и незаметно. Глядишь, и уже становятся обычными похороны покойников в гробу с открытым лицом одетыми по европейски. Но ведь все это новшество, нигде в Исламе такого нет. По этому поводу есть такой хадис:

Поистине, наилучшие слова содержит в себе Книга Аллаха, а лучшее руководство – это руководство Мухаммада. Худшими же из дел, являются дела новоизобретенные! Берегитесь же новшеств в ваших делах, ибо всякое нововведение в религии есть заблуждение, а всякое заблуждение в Огне. Муслим, 2/582, ан-Насаи 3/104, Ибн-Маджа, 68/352, ат-Тирмизи 2/12.

Еще страшнее то, что мы начинаем заимствовать полностью все чужеродное - и хорошее, и плохое. Ну, ладно бы, хорошее. Так позаимствовали такую гадость, как пьянство. И теперь, видимо, на душу населения у нас алкоголиков, пожалуй, больше, чем у чемпионов – русских. А ведь вступили на эту стезю недавно, с момента освобождения от немецко-фашистских захватчиков, потому что раньше потребление этого зелья, если и было, то редко и символическое, хотя и это не оправдывает такое деяние. Но зато с установлением власти Советов процесс пошел. Заметим, что Ислам категорически запрещает употребление алкоголя. К тому же у нас физиология совершенно другая, не приспособленная к перевариванию этого продукта. Раньше, в далеком прошлом, степные народы, наши давние предки, не знали этой заразы. Позже Волжская Булгария, предшественница Золотой Орды и Казанского ханства в 922 г. приняла Ислам, а тогда каноны веры исполняли неукоснительно, поэтому наши древние соотечественники не знали этого дурмана. А поскольку организм нашего человека не адаптирован к алкоголю, привыкание к нему идет быстро, а последствия более губительные. Такие случаи были, к сожалению, и в д.Сандыковщизна. Не буду называть конкретных людей – их уже нет в живых. Как правило, они умирают рано, хотя в молодости это были крепкие, здоровые ребята, спортсмены, которым мало кто мог противостоять по силе и ловкости. Но со временем водка делает свое дело, и к пенсионному возрасту такой индивид или умирает, или это уже не человек, а развалина.

Странно, что людям нужно объяснять о вреде пьянства, ведь в этом пороке присутствует только зло: ущерб здоровью, разрушение семейных устоев, материальные потери, да и удовольствие сомнительное. На эту тему говорено было много, каждый прекрасно это знает и, тем не менее, результат мизерный. Мы живем в христианском окружении, где спиртное, если не приветствуется, то, по крайней мере, и не отвергается. Видимо вся загвоздка в этом. У нас же совершенно другая ситуация. Как было сказано ранее, Ислам запрещает употребление спиртного. К тому же, если человек привержен к алкоголю, то, как правило, это для него не единственное прегрешение; за ним следует целый шлейф различных нарушений, но и этого порока вполне достаточно, чтобы попасть в разряд неверующих, о которых в Коране сказано:

«…Искушение хуже, чем убийство. Они не перестанут сражаться с вами, пока не отвратят вас от вашей религии, если только смогут. А если кто из вас отступит от своей религии и умрет неверующим, то его деяния окажутся тщетными как в этом мире, так и в Последней жизни. Они являются обитателями Огня и останутся там вечно»
Сура «Аль-Бакара» (Корова) аят 217.

Ежели кто-то думает, что в Аду приемлемые условия, тот жестоко ошибается. Ни одно земное наказание не может сравниться с адским пламенем. А для того, чтобы грешник смог до конца прочувствовать все муки преисподней, обгоревшая кожа на его теле будет восстанавливаться. И так без конца, вечно. Не нужно обладать особой фантазией, чтобы представить, каково оказаться в пекле. А оно огромно – места хватит всем грешникам с избытком: камень, сброшенный с верха Ада, достигнет его дна через семьдесят лет.

Если ты в свое время поверил коммунистической пропаганде и наущению шайтана, что Бога нет, то это не так. Такое убеждение еще больше усугубит твое положение. Конечно, есть различные суждения на этот счет – каждый волен думать и поступать, как ему заблагорассудится. Но, поскольку, Создатель наградил человека не только разумом, но и правом выбора, то каждый будет спрошен о своих земных деяниях. И это будет объективный, беспристрастный суд, но без адвокатов, потому что Аллаху известно все, и Ему не нужны посредники. Возможно, ты успокаиваешь себя тем, что есть люди менее достойные, чем ты и им, ежели что, будет похуже, то это слабое утешение, так как никто не подставит свое плечо и за прегрешения каждому придется отвечать персонально.

Брат мой! Если ты подвержен такому недугу, как пьянство, то бросай его. И не с завтрашнего дня, не с понедельника, а сейчас и немедленно. Завтра может не наступить и будет поздно. Когда истечет твой земной срок, никакие раскаяния, даже самые искренние не помогут тебе, будут бесполезны. Только эта земная жизнь, которая дарована тебе Всевышним, может быть использована для свершения дел, поступков, по которым Аллах будет судить, и определять твое место в жизни Вечной. Земная жизнь коротка. Так стоит ли ради минутных увлечений, следуя наущению шайтана, подвергать себя риску быть ввергнутым в адский огонь? Поэтому не раздумывай, не сомневайся, а бросай.

Но тебе одному не выбраться из этой беды. Если Аллах увидит, что ты настроен решительно, что твое решение искреннее и бесповоротное, Он поможет тебе. Поэтому, пока не поздно, повернись к Аллаху, поминай Его, проси прощения, и ты увидишь, как жизнь сразу изменится к лучшему. Аллах Милостивый, Милосердный, Всемогущий! Искренне раскаявшемуся Он может простить его ошибки и прегрешения.

Сообщается, что пророк Мухаммад сказал, что к числу благих дел относятся слова поминания и восхваления Аллаха. И он сказал также: «Аллах Всевышний говорит: «Я буду таким, каким раб Мой считает Меня, и Я буду с ним, если он станет поминать Меня. Если он вспомнит обо Мне тайно, то и Я вспомню о нем тайно, а если он помянет Меня среди других, то Я помяну его среди тех, кто лучше их. Если он приблизится ко Мне на пядь, то Я приближусь к нему на локоть, если он приблизится ко Мне на локоть, то Я приближусь к нему на сажень, а если он направится ко Мне шагом, то Я брошусь к нему бегом»

Аль-Бухари №7405, Муслим №2675.

Аллаху не нужно твое грехопадение; и в том, чтобы это не случилось, в первую очередь, должен быть заинтересован ты сам, потому что от этого будет зависеть твоя Последняя жизнь. Мы порой бываем расчетливы в мелочах, придаем значение словам и мнению окружающих нас людей, особенно нас волнует оценка вышестоящих руководителей; скрупулезно и придирчиво выбираем какую-нибудь безделушку, не говоря про такие вещи, как выбор профессии или спутника жизни. Все это преходяще, временно и мелочь по сравнению с жизнью Вечной.

Пусть не обольщает тебя свобода действий на земле тех, кто не уверовал.

Это – всего лишь недолгое (или небольшое) удовольствие, а затем их пристанищем будет Геенна. Как же скверно это ложе!

Коран, сура 3 «Аль-Имран» «Семейство Имрана» (аяты 196,197)

А вот альтернатива для тех, кто следовал Божьим заветам.

Но для тех, которые боятся своего Господа, уготованы Райские сады, в которых текут реки. Они пребудут там вечно. Таково угощение от Аллаха, и то, что у Аллаха, будет лучше для благочестивых»

Коран, сура 3 «Аль-Имран» «Семейство Имрана» аят 198

Аллах Свят и Велик! Аллах – превыше всего! Он – Суть всего сущего!

Эту истину наши предки усвоили, более шестисот лет пронесли ее с собой и поэтому сохранились как этнос.

Однако с установлением советской власти, когда под воздействием массированной антирелигиозной пропаганды устои веры были порушены, наш народ подвергся активной ассимиляции. Этому способствовало раздробление и без того малых татарских поселений. Наглядным примером этому может служить г. Минск, где

в 1844г проживало 325 татар,

в 1885г проживало 424 татарина, а

в 1897 их уже было 1146 человек.

Сколько теперь татар живет в г. Минске неизвестно. Хорошо, если наберется несколько сот человек, да и то это, в основном, не коренные минчане, а приезжие с периферии. Коренные минчане растворились, или как говорит Зорина Канапацкая – интегрировались, а проще говоря, ассимилировали.

Аналогичная ситуация наблюдается по всей Беларуси. Вот данные статистики:

в 1989 г. в Беларуси проживало 12,5 тыс. татар

в 1999 г. их уже стало 10,5 тыс. человек, а

в 2009 г. численность упала до 7,3 тыс. татар.

Картина удручающая. Идет лавинообразное, нарастающее вымирание народа. Кроме естественной убыли населения имеет место прогрессирующая ассимиляция, и это главная причина уменьшения нашей численности.

«…А что касается тех, чьи сердца поражены недугом, то это добавляет сомнение к их сомнению, и поэтому они умрут неверующими.

Неужели они не видят, что каждый год они подвергаются испытанию один или два раза? Они не раскаиваются после этого и не поминают назидание»

Коран. Сура 9 «Ат-Тауба». «Покаяние» (аяты 125,126)

Так в чем причина? Как сталось, что мы оказались в такой ситуации? Ранее мы касались причин породивших это явление как бы вскользь. Теперь рассмотрим эту проблему более подробно.

Как отмечалось тогда, приходится резюмировать и сейчас, что главной причиной, отчего мы ассимилируем, является отказ, предание забвению религии наших предков – Ислама. Считать верующим по национальному признаку, как это делают некоторые исследователи, будет неверным. Верующим можно назвать того человека, который признает себя таковым, который располагает определенными знаниями религиозного характера и совершающий требуемые обряды (регулярные молитвы, посты, внесение взносов и другие ритуальные действия и поступки). Желательно, чтобы человек эту веру прочувствовал, принял не только умом, но и сердцем.

Подверглись ассимиляции те татары (назовем их крещен по аналогии с казанскими татарами, принявшими христианство), которые отказались от Ислама, переженились или вышли замуж за иноверцев и потеряли всякую связь со своими соплеменниками. Если сами крещен еще что-то и помнили из обычаев своего народа, то их дети, как правило, поскольку они росли и воспитывались в другой среде, полностью перевоплотились, стали такими, как их окружение; переродились и если чем-нибудь и отличались от других, то, возможно, только внешностью.

Живи они среди своих, быть может, при надлежащем воспитании, результат был бы другим, но даже в этом случае необходимо напоминать своим детям о наших корнях, истории, о наших обычаях, давать уроки нравственности и проводить религиозное воспитание. Здесь требуется целенаправленная работа, а для этого нужно не только время, но и знания. Обычно родители все эти вопросы перекладывают на школу, но в нашем случае никакая школа этого не сделает, скорее наоборот, так как у нас своя специфика. Религиозное воспитание, изучение молитв и правил совершения намаза необходимо начинать с детского возраста, когда организм ребенка, его психика максимально быстро могут включиться в этот процесс. Вот такой хадис приводит на эту тему шейх Абу-Дауд.

Посланник Аллаха сказал: «Велите детям своим молиться, начиная с семилетнего возраста, и бейте их за это , начиная с десяти лет, и укладывайте их спать отдельно».

Впрочем, битье это крайняя мера и желательно не применять подобную экзекуцию. Этот хадис приведен для того, чтобы показать, когда следует начинать религиозное воспитание и, что в этом деле все средства хороши. Следует напомнить также, что это было в Аравии сразу после джахилийи , в период, когда у арабов того времени процветало невежество, беспробудное пьянство и насилие, а люди поклонялись истуканам.

Мы, можно сказать, также прошли период джахилийи2 в советское время, когда религия не только отвергалась, но подверглась жестоким преследованиям.

Когда человек живет в изоляции, все эти вопросы тем более актуальны, потому что теряются связи не только с соплеменниками, но и с родственниками: они далеко, попробуй, доберись до них, а времени в таких случаях всегда в обрез. Порывание родственных связей в Исламе считается большим прегрешением.

«…Бойтесь Аллаха, именем Которого вы просите друг друга, и бойтесь разрывать родственные связи. Воистину, Аллах наблюдает за вами.»

Коран. Сура 4 «Ан-Ниса» «Женщины» аят 1

В хадисе, переданном Ахмадом говорится, что пророк сказал: «Трое не войдут в Рай:

1) алкоголик,

2) нарушающий узы родства,

3) верящий колдунам».

Следовательно, если человек порвал с Исламом, у которого непрочные родственные связи и, к тому же, наблюдается слабость к алкоголю, а в придачу имеется тяга к гороскопам, то у него есть целый набор для путевки в преисподнюю. Впрочем, это касается не только крещен-татар. Это относится к каждому из нас; любой человек, без исключения будет подвергнут такому экзамену. Но если у мусульманина, даже имеющего тяжкие грехи, есть шанс хоть когда-то выбраться из ада, то для крещенца, как неверующего, перспектива одна – остаться там навечно.

Впрочем, это только предположения, основанные на канонах веры, и никто не может предсказать того, что будет в будущем. Только Аллах Единственный и Непогрешимый может сделать это. Чтобы определить стойкость и твердость в вере и убеждениях, Аллах подвергает нас испытаниям.

Подобным испытанием стал советский период, когда Ислам был поставлен на грань выживания, целенаправленно и планомерно подвергался притеснению и беспрецедентной дискриминации, а активные приверженцы и служители культа – духовенство – физическому уничтожению. Если во время войны, когда режим оказался в безвыходном положении, права православных верующих были восстановлены, то мусульмане подверглись еще большему гнету и унижению, что подтверждается тотальной депортацией мусульманских народов Кавказа и Крыма, повсеместным уничтожением мечетей, в том числе и у нас в Беларуси, где из сорока мечетей осталась только одна. Ликвидация мечетей, которые являются центром притяжения верующих, и выступают главным консолидирующим звеном народа, нанесла непоправимый удар по тем незримым связям, которые связывают народ в единую общность, позволяют чувствовать, отождествлять себя этносом. Расселение, рассеивание целенаправленное, а кое-где и вынужденное еще более усугубило этот процесс.

Если советские идеологи стремились разрушить основополагающие признаки нации, уничтожить религию и историческую память народа, то влияние Запада сказалось на растлении души человека. Это происходило еще тогда, когда существовал железный занавес; и тем не менее сведения о западном образе жизни, о свободе личности и нравов проникали через это заграждение.

С перестройкой, а позже с установлением независимости, на бывших советских людей обрушился целый шквал новых веяний и перемен. Все это было непривычно и ново. То, что раньше отвергалось, теперь стало возможным и даже приветствовалось. Все вдруг захотели стать богатыми, причем неважно, каким образом достигнута эта цель – пусть даже преступным путем; главное, чтобы не попасться. Все руководствовались принципом: «Не пойман – не вор». Ислам категорически отвергает такие деяния. Людей можно обмануть, уговорить, отделаться взяткой, а если кто-то обладает большими властными полномочиями, то выкрутиться ему из затруднительной ситуации вообще не проблема. Но ведь Аллах видит все, от Него ничего не скроешь, поэтому любое деяние получит свою оценку.

«…В тот день люди выйдут толпами, чтобы узреть свои деяния.

Тот, кто сделал добро весом в мельчайшую частицу, увидит его.

И тот, кто сделал зло весом в мельчайшую частицу, увидит его»

Коран. Сура 99 «Аз-Зильзала» «Сотрясение» (аяты 6-8)

Погоня за богатством, тем более, если оно достигнуто нечестным путем, ничего радостного не сулит его обладателю, поэтому есть смысл задуматься, как, каким образом добывать средства к существованию. По большому счету для достойной жизни человеку нужно не так уж и много: полноценное питание, жилье и одежда – это основные составляющие потребительской корзины. Но у современного человека эта корзина приобрела уродливые перекосы. К примеру, если у кого-то есть машина, то нужно, чтобы она была лучше, чем у соседа. Хочется, чтобы вещь выполняла не только свои потребительские функции, но, в то же время, чтобы она была SUPER и вызывала зависть у окружающих. И все равно этого мало; хочется иметь миллионы, а еще лучше миллиарды, так, на всякий случай, чтобы они грели душу и притягивали еще больше денег для удовлетворения честолюбия и личных амбиций.

Такие качества характера, как зависть, гордыня, хвастовство и другие отрицательные черты резко осуждаются Кораном и ничего хорошего их обладателю не следует ожидать в жизни Вечной.

Рассказывают, что пророк Мухаммад говорил своим сподвижникам: «Клянусь Аллахом, я боюсь для вас не бедности, а того, что достанутся вам блага мира этого, как достались они жившим до вас, и станете соперничать друг с другом из-за этого, как соперничали жившие до вас, и это погубит вас, как погубило их».

К сожалению, некоторые из наших татар, глядя на других, переняли их худшие качества, тем самым вывели себя из Ислама и, надо полагать, попали в разряд неверующих со всеми вытекающими отсюда последствиями. И такими стали именно мы – нынешнее поколение, наши современники.

«…После них пришли потомки, которые перестали совершать намаз и стали потакать желаниям. Все они понесут убыток (или будут испытывать тяготы; или понесут наказание за невежество; или встретят зло),

кроме тех, которые раскаялись, уверовали и поступали праведно. Они войдут в Рай, и с ними нисколько не поступят несправедливо»

Сура «Марьям» Мария 19, аяты 59-60

Наши предки, старшее поколение, были другими: они бережно сохраняли то наследие, которое получали от своих родителей, пронесли через века не только религию, но и обычаи, профессию и уклад жизни своего народа. Этим самым они вызывали у окружающих уважение, одобрение, а, возможно, и зависть.

Не исключено, что кто-то испытывает неловкость от того, что он татарин. Этот вопрос, в частности, как развивались в прошлом отношения между татарами и русскими, суть татаро-монгольского ига – все это было рассмотрено ранее в этой статье, где было установлено, что татары стали объектом фальсификации истории, жертвой коварной преднамеренной лжи и обмана, поэтому нечего стыдиться нашего прошлого, и мы можем гордиться своими предками и своей историей.

У людей почему-то бытует мнение, что если кого-то преследуют неудачи, невзгоды, то это наказание Господне. Это не так. Главное, основное воздаяние человек получит после земной жизни, когда встанет вопрос об определении его статуса в жизни Вечной, а невзгоды и неудачи посылаются ему для проверки стойкости духа, так как характер человека, его надежность, непоколебимость проявляется в экстремально неблагоприятных ситуациях. В таких случаях необходимо проявлять терпение и мужественно переносить все тяготы жизни, зная, что это не наказание, а проверочное испытание.

Мы непременно испытаем вас незначительным страхом, голодом, потерей имущества, людей и плодов. Обрадуй же терпеливых,

которые, когда их постигла беда, говорят: «Воистину, мы принадлежим Аллаху и к Нему вернемся».

Они удостаиваются благословения своего Господа и милости. Они следуют прямым путем

Сура №2 «Аль-Бакара» «Корова» , аяты 155-157

Вот почему советский период, или джахилийа в ее худшем проявлении, с его реакционной человеконенавистнической политикой, явился испытанием для всех людей, в том числе и для нас. Слабые, нестойкие элементы не выдержали, отсеялись, ассимилировали.

«…А кто слеп в этом мире, тот будет также слеп в Последней жизни и окажется еще более заблудшим»

Коран. Сура 17 «Аль-Исра» «Ночной перенос» аят 72.

А те, кто не поддался искушению шайтана, не подвергся коммунистической пропаганде и остался верен традициям своего народа и религии предков, они выдержали испытание на прочность своих убеждений, моральных устоев и мировоззрения. Им, в награду за это будет еще большее воздаяние.

Наш народ на протяжении веков доказал свою самодостаточность, организованность, предприимчивость, храбрость. Это трудолюбивый, гостеприимный, отзывчивый народ, которому присущи такие качества, как честность, верность слову и отечеству. Благодаря храбрости и отваге наших предков мы живем на этой земле, так как великий князь Литовский Витовт, учитывая эти качества, пригласил их сюда на службу. Кстати, одним из главных условий поселения татар на землях княжества Литовского было предоставление свободы в исповедании мусульманской религии и свободы в строительстве мечетей.

Татарские войска под предводительством ханов Джелал эд-Дина и Багардина участвовали в Грюнвальдской битве и внесли решающий вклад в исход этого сражения. Князь Витовт высоко оценил мужество и храбрость наших воинов и неоднократно ставил их в пример своим воинам.

В последующем наш народ также не оставался в стороне от событий, происходящих в стране, верой и правдой служа своему отечеству.

Раньше упоминались имена наших просветителей, ученых. Теперь добавлю выходцев из д.Сандыковщизна наших современников.

Криницкий Матвей – всю жизнь проработавший директором совхоза, кандидат сельскохозяйственных наук, хаджи , умерший истинным мусульманином.

Криницкий Александр – выпускник двух ВУЗов автор многих публикаций татарских периодических изданий.

Криницкий Ибрагим – народный доктор, унаследовавший дар целителя от своего дедушки.

Можно было бы и дальше продолжать этот список, но хотелось бы, чтобы и другие написали о наших соплеменниках, людях достойных, которые заслуживают доброго слова и написали о них.

Мы стоим на перепутье. Наше прошлое, то, что было, не изменишь; коль скоро оно состоялось, значит так и должно было быть, потому что это предопределено Всевышним. Никто не знает своего будущего: оно известно только Аллаху, но мы можем повлиять, по крайней мере, на нашу жизнь Вечную праведными делами и верным служением Аллаху.

Мы такие же, как и все люди, но в тоже время, мы отличаемся от других. Для того, чтобы все мы и каждый в отдельности чувствовал себя татарином, нужно знать свое прошлое, гордиться им и осознавать себя мусульманином. И не только осознавать, но и делать реальные шаги в этом направлении. И пусть каждый подумает и определится, куда он идет, и что его ждет в будущем в этой и, особенно, в жизни Последующей. Аллах даровал человеку не только разум, но и право выбора, и какой выбор он сделает, придется отвечать по всей форме.

Мы являемся уникальным этническим образованием в том плане, что потеряв свой национальный язык, не имея общей обособленной территории, проживая отдельными небольшими поселениями, разбросанными по всей стране, находясь в чужеродной среде, мы сумели сохранить до последнего времени свою национальную самоидентификацию в течение более шестисот лет. При этом земля, на которой мы проживали и проживаем, постоянно находилась в зоне интересов сильных и агрессивных соседей. Поэтому нам, вместе с народом, приютившим нас, приходилось с оружием в руках защищать свое отечество. За прошедшие шесть веков возникали различные ситуации; бывали периоды гонений, когда приходилось или уезжать куда-нибудь, или смиряться с притеснением.

Однако мы устояли. И, пожалуй, самым критическим этапом в жизни наших людей стал советский период, но и он уже позади. Будем надеяться, что, как и в прошлом, так и в будущем Аллах возьмет нас под свою опеку.

То, что в Минске построена красивая соборная мечеть – это знак благоволения Аллаха к нам. Она увеличенная копия той мечети, которую в 1962г разрушили и снесли коммунисты, и это символизирует связь времен, будем надеяться, что и связь поколений тоже. Теперь мечети есть и в других поселениях, не только в Минске, поэтому посредством их и с помощью Аллаха можно будет консолидировать наших людей, сплотить их вокруг этих центров для того, чтобы мы снова смогли прочувствовать, осознать себя единым народом.

Вселяет надежду то, что татарская молодежь, наше будущее, поняла всю опасность сложившейся ситуации и процесс возрождения, начавшийся после развала СССР, продолжает фундаментальным изучением Ислама – нашего базиса, цементирующего всю общность. Они или закончили учиться или учатся сейчас в исламских учебных заведениях, а есть и такие, которые основательно изучают религию самостоятельно.

Это:

Радкевич Матвей – внук имама Ивьевской мечети, о котором речь шла выше.

Воронович Али – муфтий «Духовного управления мусульман Республики Беларусь».

Мурзич Бекир – имам-хатыб «Духовного управления мусульман Республики Беларусь».

Шабанович Матвей – имам и председатель Лидской общины

И в заключение:

«…О Мои верующие рабы! Воистину, Моя земля обширна, поклоняйтесь же Мне!

Каждая душа вкусит смерть, а потом вы будете возвращены к Нам.

Тех, которые уверовали и совершали праведные деяния, Мы непременно поселим в горницах в Раю, в котором текут реки. Они пребудут там вечно. Как же прекрасно вознаграждение тружеников,

которые были терпеливы и уповали на своего Господа!

Мирская жизнь – всего лишь игра и потеха, а Последняя обитель – это настоящая жизнь. Если бы они только знали это!»

Коран Сура «Анкабут» «Паук» (аяты 56-59;64)

Яснее не скажешь. Что еще можно добавить к этому? Пожелание. Чтобы Аллах Великий, Всемогущий, Милосердный оградил нас от адского Огня и ввел нас в сады Рая.

Адам Криницкий

25.09.2019
Беларусь
85
татары
22
статьи
164
Загрузка...