Рамадан в Новогрудке

Душевная атмосфера Рамадана в белорусском городе

— Марыя, а хто сёння ладзіть іфтар?

— Не ведаю Халіма, зараз усё ўбачым самі! — Невольно я стал свидетелем этого диалога, на простом и обыденном для многих языке, между двумя пожилыми женщинами, которые разувались при входе в мечеть.






Я зашел вместе с ними в Новогрудскую мечеть и снова почувствовал особую благодать старинного здания. В этом году я в очередной раз посещаю Новогрудчину по приглашению имама Якуба Александровича, который любезно пригласил меня на вечерний ифтар и таравих-намаз.

При входе в основной зал Новогрудской мечети чувствуется атмосфера Рамадана. На столике, где обычно лежат свежие номера мусульманских газет, стоит блюдо с финиками, рядом дозатор с чистой водой и упаковка одноразовых стаканчиков. Из бытовых помещений доносится тихая суета женщин и запахи национальной кухни. Всё говорит о том, что мечеть живет полноценной жизнью Священного месяца.

Чем ближе время вечернего намаза Магриб и время разговения после дня поста, тем больше прихожан наполняют мечеть. Звучит азан, оповещая всех о наступлении времени, когда можно закончить пост. Мелодичность азана слышна далеко над центром и окрестностями старинного города. Надо сказать, что Новогрудок единственный город в Беларуси, где азан звучит каждую пятницу перед временем джума и каждый вечер в месяце Рамадан.

К столику, где раздают стаканчики с водой и угощаются финиками выстраивается небольшая очередь. Стою чуть поодаль и наблюдаю, как молодой парень лихо раздает наполненные стаканчики, учитывая возраст прихожан, дабы подать более пожилым раньше. Глядя на всех со стороны, видно кто в этом году держит пост, а кто нет. Заметно и то, что среди постившихся люди разного возраста, как совсем молодые, похоже, что школьники, так и те, кому уже за восемьдесят. Несколько минут на разговение и уже звучит камет — оповещение о начале обязательной молитвы. Кстати, читает камет все тот же парень, что и раздавал воду. Как я узнал позже, он приезжает в Новогрудскую мечеть из города Березовка.

Встаю рядом с мужчинами в шеренгу за имамом, женская половина джамаата устроилась поодаль сзади, наступила короткая тишина: начинается Магриб-намаз.

Закончив совершение намаза, имам приглашает всех подняться в учебный класс для ифтара. Молодежь скромно топчется в сторонке пропуская более старших вперед, так прохожу и я вместе с остальными. Наверху в учебном классе, временно переоборудованном для приема пищи, нас приветливо встречают улыбающиеся местные женщины, которые накрывали стол ифтара. Судя по богато накрытому столу, сегодня на угощение национальная кухня местных татар. Трапеза протекает весело и шумно, люди обмениваются новостями за день, хвалят хозяйку, приготовившую столь вкусное угощение, благодарят помощников в организации ифтаров.

После ифтара прихожане возвращаются в основной зал мечети и рассаживаются кому, где удобно. Кто-то читает Коран, кто-то совершает дополнительные или пропущенные намазы, кто-то погружается в свои раздумья, по залу разносится умиротворяющий тихий гул.

Среди присутствующих замечаю Полторжицкую Аминю Мустафовну, одну из старейших активисток Новогрудской общины, подхожу к ней с надеждой задать несколько вопросов.

— Ассаляму аллейкум уважаемая Аминя Мустафовна, рад видеть вас в добром здравии!

— Ўа алейкуму салам, спасіба, — отвечает мне пожилая женщина. — Вот пакуль Бог дае, стараюся не прапускаць ні аднаго таравіха.

— Скажите, могу ли я с вами побеседовать? Есть ли у вас минутка? — спрашиваю я.

— Пажалуйста, пакуль время ёсць да начала Іша-намаза можам пабяседаваць.

— В первую очередь хочу вас поздравить с юбилеем, 80 лет. — с улыбкой начал я. -Пожелать вам крепкого здоровья и пусть Всевышний дарует вам еще долгие годы посещать мечеть и быть активным членом общины.

— Спасіба! — ответила Аминя Мустафовна.

— Скажите, а как давно в Новогрудской мечети проводятся такие мероприятия как сегодня?

— С тых пор, як была адкрыта наша мячэтка, з 1997 года. Праўда тады мы сабіраліся не кожны дзень, а толькі на першы таравіх, у сярэдзіне месяца Рамадан і на Кадр-ноч. — продолжала женщина свой рассказ на привычном ей “говоре”. — Іфтары не праводзілі, кожны дома частаваўся, а потым прыходзілі на таравіх. На Кадр-ноч заставаліся ў мячэці да рассвета, кожны нёс прысмакі, дзялілі садагу, а з 2010 года, калі імамам выбралі Якуба, сталі збірацца кожны дзень, спачатку на іфтар прыносілі выпячку, канфеты, пілі чай. Але зусім скора пачалі накрывать паўнацэнны стол іфтара, вось як сення. І так ужо павялося, што ў нашай мячэці ў Рамадан кожны дзень праводяць і іфтары, і таравіхі. Ісключэнне быў прошлы год, у сувязі с пандыміяй, а сёлета, слава Богу, ужо ўсё вастанаўліваецца. — закончила свой рассказ Аминя Мустафовна.

— Скажите, а за чей счет проводятся ифтары? Кто организовывает все это?

— Самі праводзім, ніхто нам не дапамагае, желаюшчых накрыць стол іфтара многа, запісваюцца в очередь, каждая семья хоча пажэртваваць у Свяшчэнный месяц. Тем более цяпер наша абшчына стала мнаганацыянальнай, з намі і азербайджанскія сем’і, якія жывуць радам з намі, і прадставіцелі беларускай нацыянальнасці, якія прынялі Іслам, і таджыкі, і узбекі. Так што вот за время Рамадана, хвала Аллаху, мы перапробуем усякія нацыянальныя прысмакі. І па таму, як накрыты стол, і што за стравы на ём, зразу дазнаешся, хто сёння гатаваў.

— А как относятся к этому ваши местные татары? — продолжил я беседу.

— Вельмі добра. Мусульмане, яны ўсе мусульмане, і няма ні якай разніцы хто ён па нацыянальнасці, ці па тым, што ён сунніт альбо шііт. Яны прыходзяць да Бога, у дом Аллаха з найлепшымі пачуваннямі, і мы радыя, што ў нас ёсць мячэтка, і што ў ёй збіраюцца людзі, каб пакланіцца Усявышняму.

— Большое спасибо вам, уважаемая Аминя Мустафовна, пусть Аллах вознаградит вас и дарует барякат, — закончив, поблагодарил я доброжелательную прихожанку.

В беседе с Аминей Мустафовной время пролетело незаметно, и судя по тому, как стали собираться мусульмане в центр зала, приближалось время ночного намаза Иша, затем Таравих-намаз и заключительный Витр. Закончился очередной день поста, наступал день следующий. Я смотрел на всех этих людей, вглядывался в их лица и думал, как же они все-таки счастливы. На их лицах присутствовала улыбка, в голосе спокойствие и неспешность. И я представил себе, как было бы хорошо, если бы во всех наших татарских общинах царила бы такая же приятная и доброжелательная, буквально пропитанная исламом атмосфера!

Адам Якубовский

Помоги нам - чтобы мы помогли тебе
Помочь