вопросы
1059
новости
54
статьи
168
хадисы
16
видео
2
книги
3

Пророк Муса. Часть 2

В этой пустыне не было воды, деревьев, растительности и вообще ничего, что могло бы послужить едой и питьем сынам Израиля. Аллаh ниспослал им особую вкусную пищу, состоящую из перепелов с медом, причем никто не мог понять, откуда она появлялась. Аллаh повелел Мусе ударить в скалу своим посохом, и из земли забили двенадцать источников пресной воды. Народ сынов Израиля состоял из двенадцати семей. Муса предоставил каждой семье отдельный источник для пользования.

Затем Аллаh повелел ему одному подняться на гору, чтобы Аллаh дал ему заповеди, полезные для Мусы и сынов Израиля. Их цель заключалась в разъяснении дозволенного и запретного, полезного и вредного. Аллаh уведомил Мусу, что эта работа продлится сорок ночей, во время которых Муса должен находиться на вершине горы вдали от своего народа. Муса приготовился к долгому путешествию, взял с собой дощечки для заповедей и сказал своему брату Харуну:

«Оставайся здесь с народом, направляй их и охраняй, пока я не вернусь».

Когда Муса взошел на гору, ему страстно захотелось увидеть Бога, который разговаривал с ним, оставаясь невидимым. Он сказал:

«Владыка мой, яви Себя мне, дабы я мог взглянуть на Тебя».

Он ответил:

«Ты никогда не увидишь меня (Муса был человеком, а человеку не дано увидеть Аллаhа), но взгляни на гору, на которую Я посмотрю».

Муса взглянул на гору у своих ног: она затряслась, задрожала и рассыпалась на мелкие осколки под взглядом Аллаhа.

Пораженный, Муса потерял сознание и рухнул лицом вниз. Он долго лежал неподвижно, пока его не позвал Аллаh. Муса услышал его зов и очнулся. Он увидел, что на дощечках написаны тексты заповедей Аллаhа ему и сынам Израиля. Там содержались также указания о том, как молиться, лечить больных, вести войну, как строить людям отношения между собой, и многое из того, что они должны знать. Муса взял скрижали и спустился с горы, направляясь к сынам Израиля.

Вернувшись, он обнаружил, что его народ поклоняется золотому идолу - тельцу, издававшему странный звук!

Страшно разгневался Муса, увидев, что его народ поклоняется тельцу после того, как Аллаh послал его для их спасения от фараона, ниспослал им перепелов и чистый мед для пропитания в пустыне, заставил бить из скалы источники пресной воды и написал им скрижали, которые Муса нес с собой, чтобы наставить людей и дать им знание.

Муса выронил скрижали из рук и схватил за горло своего брата Харуна. Он начал трясти его за бороду, восклицая:

«Как ты позволил народу поклоняться этому тельцу? Ты же знаешь, что их Бог на небе. Именно Он послал нас к фараону!»

Харун сказал:

«О сын матери, отпусти мою бороду и голову. Я испугался сказать им, чтобы они не поклонялись этому тельцу. В этом случае некоторые бы меня послушали, некоторые нет. Они бы перессорились друг с другом и стали врагами. Ты бы осудил меня за это, вернувшись». Муса спросил:

«А где они взяли этого тельца? И кто им его сделал?»

Харун ответил: «Его им сделал человек, которого звали ас-Самири!»

Муса вызвал его и спросил:

«Как ты сделал этого тельца?»

Ас-Самири ответил:

«У людей было много золотых украшений. Я их переплавил и из этого золота сделал тельца».

Муса сказал:

«Но этот телец мычит как настоящий теленок. Как ты добился, что он издает голос?»

Ас-Самири ответил:

«С неба спустился Джибрил. Он шел по земле в образе человека. Я сразу же понял, что это Джибрил. Я взял горсть земли, по которой он прошел и бросил в тельца. После этого он стал издавать звуки, похожие на мычание настоящих быков. Когда люди услышали его голос, они сказали: »Это - божество!« Затем они пали перед ним ниц и начали ему поклоняться». «Аллаh сурово накажет тебя за то, что ты сделал тельца подобным образом. Даже эти невежественные люди поверили, что это бог».

Когда Муса успокоился и гнев покинул его, он собрал скрижали и начал читать их сынам Израиля, обучая их тому, что там было написано, и регулируя их жизнь в соответствии с тем, как это повелел Аллаh в скрижалях. Затем они двинулись дальше, пока не достигли Палестины. Здесь Муса разделил их на отряды для обучения военному делу, так как они пришли в Палестину, чтобы воевать с ее народом. В то время жители Палестины были неверующими и поклонялись идолам. Аллаh сказал Мусе: «Вы должны воевать с этими неверующими, захватить их землю и поселиться там».

Когда Муса сообщил это своему народу, они сказали:

«Ты нас увел из Египта, где были все блага, и привел в эту пустыню. А теперь говоришь, чтобы мы воевали с жителями Палестины. Нет, нет! Верни нас в Египет. Мы хотим быть рабами у фараона и не хотим воевать и умирать!»

В это время они сидели под большой скалой. Взглянув на скалу, они увидели, что она поднялась в воздух и повисла над их головами. Испугавшись, что она рухнет на них и погубит всех, люди закричали, заплакали и запричитали:

«Спаси нас, Муса! Призови своего Владыку спасти нас! Мы обещаем тебе, что пойдем и будем сражаться с жителями Палестины, как ты нам повелеваешь!»

Тогда Муса воззвал к Владыке, чтобы Он не обрушивал скалу на его народ. Аллаh внял его мольбе и остановил скалу в воздухе. Она так и осталась подвешенной, не падая на землю и на сынов Израиля.

Однако, как только сыны Израиля успокоились и удалились от скалы, они опять перестали слушать слова Мусы и его советы им, нарушили повеления Аллаhа, записанные на скрижалях, и продиктованный им уклад жизни.

Как-то одного из сынов Израиля нашли убитым. Его принесли к Мусе, который спросил: «Кто из вас убил этого человека?»

Сыны Израиля знали, что Аллаh записал Мусе в скрижалях: кто без повода убивает человека, должен быть убит; тот, кто выбивает глаз, зуб, отрывает ухо или отрезает нос любому человеку, или наносит любое телесное ранение, должен быть наказан аналогичным образом.

В силу этого никто не признался в убийстве. Муса воззвал к своему Владыке, чтобы Он указал ему убийцу. Аллаh сказал ему:

«Зарежьте корову и побейте мертвеца ее шкурой. Тогда он сам сообщит вам, кто убил его». Муса сказал своему народу:

«Аллаh повелевает вам зарезать корову».

Они сказали:

«Не насмехаешься ли ты над нами, Муса?!»

Муса ответил:

«Я ищу убежища у Аллаhа, дабы не быть одним из неразумеющих».

Тогда сыны Израиля захотели затянуть это дело. Они сказали:

«Помолись за нас Владыке твоему, чтобы Он объяснил нам, какая она».

Муса ответил:

«Аллаh говорит, что это корова зрелая, ни старая, ни молодая».

Они сказали:

«Помолись за нас Владыке твоему, чтобы Он объяснил нам, какой она масти».

Муса ответил:

«Бог говорит, что это корова бледно-желтой (соловой) масти, чистого и теплого оттенка, радующая взор».

Тогда они сказали:

«Помолись за нас Владыке твоему, чтобы разъяснил Он нам, которая она, ибо все подобные коровы кажутся нам одинаковыми, и, если Аллаhу угодно, истинно, получим мы наставление».

Муса ответил:

«Бог говорит, что эта корова, не приученная пахать землю или вращать оросительное колесо».

Только тогда они наконец согласились и зарезали корову. Муса взял ее шкуру и ударил ею покойника. Он назвал убийцу, которого Муса схватил и казнил.

Сыны Израиля вновь начали говорить Мусе:

«Ты увел нас из прекрасного Египта, где много тени и рек, и привел нас в эту пустыню, где нещадно палит солнце».

Муса помолился Владыке своему, и Он послал облака, которые дали тень сынам Израиля и защитили их от солнца.

Но они вновь обратились к Мусе:

«Ты увел нас из Египта, где были всевозможные плоды, разнообразная пища и всяческие блага. Ты привел нас в эту пустыню, где нет привычной для нас еды: бобов, чечевицы, чеснока и лука».

Муса обратился с просьбой к Владыке, который сказал ему:

«Скажи им, что если им хочется всего этого, то пусть возвращаются в Египет, где есть все, что они требуют». Когда Муса передал им эти слова, они сказали:

«Разве мы можем сейчас вернуться в Египет после того, как ты вывел нас оттуда? Если мы вернёмся туда, то нас всех зарежут».

В один из дней Муса собрал всех и сказал им:

«Аллаh, ваш Владыка, повелевает вам вступить на землю Палестины и сражаться с ее неверующими жителями, а затем поселиться там».

Услышав это, все затряслись и страшно перепугались, абсолютно не желая этого делать. Они сказали:

«О Муса, на земле той живет надменный и могучий народ, и мы не войдем туда, пока они не выйдут оттуда. Но, если они выйдут оттуда, тогда мы войдем туда».

Муса сказал им:

«О народ мой, вспомните милость Аллаhа, который спас вас от династии фараона, который несправедливо мучил вас и убивал ваших сыновей, лишал чести ваших женщин.

О народ мой, вспомните милость Аллаhа, который заставил морские воды расступиться перед вами и спас вас, на ваших глазах утопив фараона и его свиту.

О народ мой, вспомните милость Аллаhа, когда вы начали поклоняться золотому тельцу, а Он простил вас и помиловал.

О народ мой, вспомните милость Аллаhа, который ниспослал Вам манну и сальву* в качестве пропитания, открыл в скале для вас источники пресной воды, чтобы вы пили ее в пустыне, ниспослал вам облака над головами, чтобы защитить вас от зноя.

О народ мой, слушайте и повинуйтесь! Вступайте на Священную землю и не бойтесь».

Люди сказали:

«О Муса, ты желаешь погубить нас и уничтожить. Мы знаем народ Палестины. Мы знаем, что это сильные и жестокие люди. Мы никогда не сможем воевать с ними. Если ты так силен, как говоришь, или же силен Владыка твой, то почему бы вам не пойти вместе с Ним воевать с этими силачами? Скажи Владыке своему, чтобы Он погубил их всех, а после этого мы в безопасности войдем туда!»

Среди народа Мусы было два верующих человека, которые сказали людям:

«Войдите во врата, наступая на врага; тогда, раз вы прошли через них, истинно, победите вы».

Люди сказали:

«О Муса, никогда не войдем мы туда, пока они будут оставаться там. Поэтому иди ты и Владыка твой и сражайтесь, а мы останемся сидеть здесь».

Сильно опечалился Муса, услышав это. Он понял, что все его труды с этим народом пропали даром, и нет от них никакой пользы. Они не могут быть ни мужественными людьми, ни настоящими бойцами. Им ничего не нужно, кроме еды и питья. Получив это, они довольны. Муса с горестной жалобой обратился к Всевышнему Аллаhу (Хвала Ему!): «Владыка мой, нет у меня власти ни над кем, кроме самого себя и моего брата; посему сделай Ты различие между нами и непокорными».

Бог сказал: «Истинно, будет страна та воспрещена им на сорок лет; в смятении будут они блуждать по земле. Итак, не печалься о непокорном народе».

Здесь поднялся сильный вихрь с песком пустыни. Он сорвал с места и далеко унес палатки, в которых жили сыны Израиля. Была разгромлена вся их домашняя ут-варь, в которой начались пожары. Люди бросились бежать в пустыню. В это время засверкали молнии и ударил гром. Хлынул обильный ливень, и все кругом потемнело. Люди перестали видеть друг друга. Они страшно перепугались и пришли в ужас, бестолково мечась по пустыне. Молнии с неба поражали их. Некоторые сгорали дотла, а остальные истошно вопили. Эта страшная буря продолжалась несколько дней, пока не разметала весь народ по пустыне. Каждый из них остался в одиночестве, не видя другого. Они бесцельно бродили в песках, не зная, где восток, а где запад, где север, а где юг. Таково было их наказание за пренебрежение милостью Аллаhа и насмехательство над Его мощью.

МУСА И АЛЬ-ХУДР

Из-за своей непокорности повелениям Аллаhа сыны Израиля разбрелись в пустыне, блуждая по пескам. Никто из них не знал, где находится кто-нибудь другой из них. Муса со своим неразлучным молодым спутником из своего народа, который помогал ему во всех его делах и по хозяйству, шел своим путем. Аллаh пообещал Мусе, что он встретится с праведником-мудрецом, который научит его многим вещам, которых Муса не знает. Аллаh сообщил также, что Муса встретит этого человека у слияния двух морей, то есть там, где Красное море впадает в канал, отходящий от притока Нила.

Муса сказал своему молодому спутнику:

«Я должен идти и идти, пока не дойду до слияния двух морей, даже если для этого потребуются долгие годы».

Он шел, шел и шел...

Юноша выловил большую рыбу, чтобы приготовить ее в пищу Мусе и себе. Дойдя до места слияния двух морей, Муса и юноша присели отдохнуть на большом утесе. Молодой спутник Мусы положил рыбу рядом с собой и забыл о ней. Рыба соскользнула в море, ожила и уплыла. Подождав и не встретив праведника-мудреца, Муса встал и отправился с юношей на поиски праведника, уйдя довольно далеко от слияния двух морей.

Проголодавшись и почувствовав усталость, Муса присел отдохнуть и сказал юноше:

«Принеси нам поесть, претерпели мы много усталости во время нашего путешествия». Тогда юноша вспомнил, что забыл рыбу на утесе. Он сказал:

«Не заметил ли ты, когда мы укрылись на утесе - я позабыл о рыбе, и никто другой, кроме Шайтана, заставил меня забыть вспомнить о ней, и она уплыла в море чудесным образом». В смущении юноша остановился.

А Муса сказал сам себе:

«Истинно, Аллаh желает, чтобы мы вернулись к месту слияния двух морей и там встретили праведника».

В душе он очень обрадовался и обнадежил юношу, сказав:

«Это то самое, чего мы желали».

Они оба вернулись к слиянию двух морей. Оглядевшись около утеса, они нашли того самого доброго и благородного праведника - мудреца, встретить которого Аллаh обещал Мусе

Муса спросил его:

«Могу ли я следовать за тобой при условии, что ты научишь меня правому пути, которому ты был научен?»

Он ответил:

«Ты не можешь оставаться со мною, сохраняя терпение. Как сможешь ты сохранить терпение при виде вещей, которые выше твоего понимания?»

Муса сказал:

«Если Богу угодно, найдешь ты меня терпеливым, и не ослушаюсь я никакого твоего повеления».

Праведник сказал:

«Хорошо, если ты хочешь идти со мною, не спрашивай меня ни о чем, пока я сам не заговорю с тобой об этом».

Праведник и Муса шли вместе, пока не пришли в бухту, где были лодки. Они оба уселись в одну из лодок. Когда лодка была в море, Муса взглянул на праведника и увидел, что он взял молоток и большой гвоздь, а затем начал пробивать дно лодки, пока не сделал дыру. Муса испугался и пришел в смятение, решив, что лодка сейчас утонет. Он недоуменно спросил праведника:

«Сделал ли ты дыру в ней, чтобы утопить сидящих в ней людей? Истинно, ужасную вещь ты сделал!»

Праведник не рассердился и не нахмурился, но сказал:

«Не сказал ли я тебе, что ты не сможешь быть со мной, сохраняя терпение?»

Тут Муса вспомнил, что праведник поставил перед ним условие не расспрашивать ни о чем, что он увидит или услышит, пока праведник не расскажет об этом сам.

Смутившись и чувствуя себя неловко, Муса сказал:

«Извини меня за забывчивость».

Он еще раз пообещал праведнику молчать, ни о чем не спрашивать и не разговаривать. Они вышли из лодки, которая уплыла, и двинулись дальше своим путем.

По дороге они встретили играющего маленького мальчика. Праведник схватил его и убил. Увидев такое, Муса пришел в неожиданный гнев. Как мог праведник убить невинное дитя, которое не совершило ни одного греха? Он забыл о поставленном условии и не смог смолчать.

Он закричал на праведника:

«Не убил ли ты невинного человека, который никого не убивал? Истинно, ты совершил гнусное дело! Как можно убивать чистую душу, которая никому не причинила вреда?» Праведник не рассердился и не нахмурился, но сказал:

«Не сказал ли я тебе, что ты не сможешь быть со мною, сохраняя терпение?»

Тут Муса пришел в величайшее смущение и твердо решил больше не разговаривать. Если он заговорит, то праведник будет вправе расстаться с ним и отказаться идти дальше вместе. Муса сказал:

«Если после сего я спрошу тебя о чем-либо, не оставляй меня с собой, ибо тогда ты достигнешь предела извинений того, что я мог бы сделать со своей стороны».

После этого они пошли дальше.

Их путь продолжался, пока они не достигли одного из городов. С собой у них не было ни денег, ни еды. Муса и праведник проголодались и попросили пищи у жителей, но все им в этом отказали. Чувство голода усилилось, но кого бы они ни попросили, все отвечали, что они бесплатно не подают.

«Уходите! Мы вам ничего не подадим», - говорили горожане им.

Когда они бродили по городу, то увидели стену, которая была готова упасть. Праведник подошел к стене и насыпал вокруг землю. Затем принес воды и замесил глину. Потом он начал поправлять стену и чинить ее. Муса молча помогал, пока они не закончили работу. Стена выпрямилась и стала прочной.

Когда праведник хотел уже уходить, Муса сказал:

«Ты починил стену в этом городе, где мы не нашли ни пищи, ни денег. Разве не мог ты попросить плату за эту работу! Если бы ты захотел, ты мог бы получить за это плату».

Праведник улыбаясь смотрел на него, а затем сказал:

«Пришло время разлуки между мной и тобой. Теперь я объясню тебе смысл того, чего ты не мог перенести терпеливо».

Праведник уселся как учитель, а Муса сел перед ним как ученик. Праведник начал объяснять смысл его трех странных действий, причин которых Муса не понял. Он сказал:

«Ты помнишь ту лодку, в которой я пробил дыру, когда мы были в море?»

Муса ответил: «Да! Ты чуть было нас не утопил. Наверняка она потом затонула!»

Праведник сказал:

«Эта лодка принадлежит бедным людям, трудящимся в море и добывающим там пропитание. В пути их поджидал царь-тиран, который захватывал силой любое судно. Владыка мой сообщил мне, что эти бедные люди доплывут до владений этого царя-тирана, который силой захватывает мирные суда. Я захотел этой дырой испортить лодку, чтобы когда царь увидит ее, то не стал бы ее захватывать. Лодка осталась у бедных людей, чтобы они добывали себе средства на жизнь».

Муса сказал:

«Ты прав! Прости, я не знал того, что знал ты и чему научил тебя Владыка твой. Ну, а в чем грех невинного мальчика, которого ты убил?»

Праведник ответил:

«Владыка мой сообщил мне, что родители этого мальчика были добрые правоверные, а он был нечестивым ребенком. Если бы он вырос, то стал бы неверующим и принес бы своим добрым родителям большое горе из-за своего неверия и деспотизма. Аллаhу было угодно, чтобы этот несчастный ребенок умер, а взамен Он даровал бы родителям другого ребенка, лучше его по чистоте и более добросердечного. Поэтому я убил его, как это было угодно Владыке моему».

Муса сказал:

«Ты прав! Прости, я не знал того, что знал ты и чему тебя научил Владыка твой. Но почему ты оставил нас голодными и не взял плату за стену, которую ты поправил и починил в этом городе скупых, где нас не накормили?»

Праведник ответил:

«А что касается стены, она принадлежала двум мальчикам-сиротам в городе, а под ней был клад, принадлежавший им, и отец их был человек праведный; посему Владыка твой пожелал, чтобы они достигли полного совершеннолетия и получили свой клад. Если бы я позволил стене обрушиться, то клад оказался бы на поверхности и его украли бы городские жители у бедных сирот, еще не способных защищать свое имущество. А сейчас клад остался в сохранности под стеной. Когда мальчики подрастут и станут сильными, они достанут его и попользуются им.

Так пожелал Аллаh, а я делал все только по повелению Аллаhа. Таково разъяснение того, чего ты не мог перенести терпеливо, о Муса!»

Муса обратил свое лицо к небу, чтобы поблагодарить Аллаhа за Его милость. Он встретился с праведником, который научил его многому тому, что он не знал. Он научил его терпеть и не гневаться, не осуждать людей за те вещи и действия смысла, которых он не знает. Его научили сначала спрашивать, чтобы понять происходящее. Возможно, у людей есть веские основания для их действий. Быть может, они руководствуются добрыми намерениями и не желают причинять зло. Праведник научил Мусу тому, что не следует быть самодовольным и считать, что все знаешь и что нет никого, кто знал бы больше тебя и был бы более сведущ. Чтобы чему-то научиться, необходимо спрашивать. Всегда есть тот, кто знает больше.

Праведник научил Мусу тому, что человек многого не знает. Только Один Аллаh знает все на свете. Аллаh делает для людей много полезных вещей. Однако они никогда не задумываются, а зачем Аллаh делает это для них, поскольку им неизвестна суть этих вещей. Они могут счесть это чем-то вредным, но в своей сути эти вещи оказываются полезными. Вспомним, например, дыру в лодке, убийство нечестивого мальчика. Мусу научили, что человек должен делать добро, даже если он за это ничего не получит, так как это добро приносит пользу другим добрым людям. Вот, например, праведник починил стену, которая едва не обрушилась.

... Муса взглянул в его сторону, но праведник бесследно исчез. Куда он ушел? Каким образом скрылся? Это известно Одному Аллаhу. Никто не знает этого, кроме Аллаhа.

Читайте также: «Пророк Муса. Часть 1».

избранное
30.10.2010
статьи
168
ист ория
1
пророки
22
Муса (Мир ему!)
2