вопросы
970
новости
78
статьи
171
видео
13
книги
3

«Где ислам, там нет террора»: репортаж из гомельской мечети

Мусульманская община Гомеля официально зарегистрировала свое новое здание. В нем они молятся, выполняют другие религиозные обряды и проводят собрания. Однако, найти гомельскую мечеть, расположенную на промышленной окраине города, оказалось не так-то просто. Местные мусульмане собираются во внешне ни чем не приметном здании.

Зато, оказавшись внутри, попадаешь в загадочный мир Востока: пестрые ковры, надписи на арабском языке, полки с книгами, на зеленых переплетах — причудливая тесненная вязь. Яркая эстетика, возможно, также является одним из атрибутов, привлекающих сюда неофитов. Внутри мечети необходимо было разуться — так гласит обычай. Среди людей, собравшихся здесь на пятничную молитву, большинство — восточной внешности, но встретились и молодые славянские лица. Правда, уже с отпущенными бородами. Члены общины называют друг друга «братьями».

Мухаммед, пуштун из Пакистана, в Гомеле живет уже много лет, женат на белоруске, имеет детей. Его жена — тоже мусульманка. Сам Мухаммед знает 65 колен своих предков. Мухаммед рассказал: «В Беларуси мне очень нравится. Проблемы с ксенофобией? Нет таких. Иногда молодые люди начинают что-то говорить, но потом посмотрят в лицо — извиняются и уходят». Еще Мухаммед сказал, что в гомельской общине нет различий между суннитами и шиитами, все мусульмане — братья. Как раз в это время к нам подошел высокий мужчина с темной бородкой. Он шиит, родом из Азербайджана.

Вскоре нас пригласили пройти в молитвенный зал. Верующие, совершив омовение, садятся лицом на юг — к Мекке. Муфтий Духовного управления мусульман Беларуси Али Воронович прочел хутбу, пятничную проповедь. Она была посвящена терпимости и сдержанности; по словам шейха Али, эти качества являются одними из главных добродетелей для истинного мусульманина. Закончилась проповедь призывами к миру, в том числе в Сирии и Ираке, и пожеланиями единства для всех мусульман Беларуси. Затем верующие выстроились для совершения собственно намаза — канонической молитвы. Намаз, состоящий из прославления Аллаhа и сур Корана, читается обязательно на арабском языке. В совместной молитве могут участвовать и мусульманки. Но для них отведено отдельное помещение, либо они должны расположиться позади мужчин.

Исламская община живет традициями определенного коллективизма и открытости — сообщения о браках публикуются в газете «Мусульманский вестник» с указанием возраста жениха и невесты. Здесь же сообщается и о выдаче денег в долг, причем такого рода соглашения заключаются в мечети. Особенно хорошие отношения сложились у мусульман Беларуси с их единоверцами из России. Многие белорусы, например, учатся в Казанском исламском университете.

Ислам и глобализация

Глобализация и Интернет приводят к тому, что западная культура проникает в мусульманские страны, а Ислам — на Запад, после молитвы рассказал корреспонденту Sputnik муфтий Беларуси Али Воронович. «Почему белорусы приходят в Ислам? Мои предки-мусульмане, например, служили в Великом княжестве Литовском еще с XIV века. У каждого принимающего Ислам — свой путь. Раньше некоторые девушки принимали Ислам для того, чтобы выйти замуж за иностранца. Сейчас причин стало больше — и внутренняя духовная практика, и суфийская мистика, и увлечение восточной культурой», — поделился шейх Али.

Муфтий Беларуси считает, что некоторые СМИ формируют негативный имидж Ислама, связывая его с терроризмом. По его мнению, полтора миллиарда мусульман в мире — это мирные труженики. Среди них могут быть, конечно, экстремисты, но они встречаются и среди представителей других религий.

Радикальные проповедники выбирают в Коране отдельные высказывания и раздувают их, уверен муфтий. Им «помогают» невежественные религиоведы. Например, некоторые из них утверждают: «шестым» столпом Ислама является джихад. Но Ислам знает только пять столпов! А джихад означает, прежде всего, духовную борьбу — с самим собой и искушениями. Иные молодые люди именно по этим искаженным представлениям и составляют свое представление о мусульманской религии. Молодым максималистам по их складу психики нравится именно такая трактовка Ислама.

«Ко мне приходили такие молодые люди и говорили, что хотят уехать воевать. Я обычно говорю им: не надо вам воевать, все следует решать мирно. Но иные могут сказать — это неправильный имам, я пойду к другому имаму. Но в Беларуси среди официально зарегистрированных структур нет экстремистских проповедников. Самое же опасное — это когда Ислам загоняют в подполье», — рассказал шейх Али.

Но какими бы мирными не были официальные наставники общины, в Беларусь все равно могут устремиться неоднозначные элементы. В глобальном переделе мира экстремистским структурам отводится роль провокаторов напряженности и хаоса. При этом, среди радикалов немало и этнических славян — русских, украинцев, есть и белорусы.

«Да, существует серьезная проблема неофитов. Ведь люди, только что принявшие Ислам, как зерно в чистом поле. Кто его посеет — то и вырастет», — признал муфтий.

Открытый Ислам

Председатель гомельской общины Сергей Саранчук из тех белорусов, кто самостоятельно пришел к Исламу. Коренной гомельчанин, он начал свои духовные поиски еще после службы в Советской Армии. Говорит, что в христианстве он не смог найти ответы на некоторые вопросы. Ислам показался ему более открытой религией, где нет касты священнослужителей, а верующий непосредственно общается с Богом. Сергей Саранчук, инженер-строитель, считает, что даже с точки зрения математического анализа в Исламе нет изъянов — тут все базируется на строго последовательных принципах.

Еще Ислам обладает развитой социальной доктриной. Богатство — не самоцель для мусульманина, а только средство служения. Согласно Корану, оно является серьезным испытанием для человека. Председатель гомельской общины говорит, что Ислам отрицает излишества; в век нынешнего оголтелого потребления это много значит. Мусульманин может стремиться к обладанию хорошей машиной, но не ради престижа и тщеславия, а для удобства семьи. Менять одежду следует по мере того, как она износилась, а не ради капризов моды. Обязанностью более состоятельных мусульман является помощь бедным членам общины.

Когда в 2012 году житель Жлобина, начитавшись призывов радикальных проповедников в сетях, попытался взорвать здание местного РОВД, Вороновича и Саранчука привлекли к следствию в качестве экспертов. Этого человека они, к сожалению, не знали. Духовные лидеры полагают, что если бы в Жлобине была легальная мусульманская община, такого печального инцидента не произошло бы.

По мнению Саранчука, белорусское общество не настолько толерантно, как принято считать. Иногда и власти ведут себя слишком придирчиво. Недавно в общине милиция попыталась ввести паспортный контроль, местные мусульмане с этим не согласились. Конечно, дискриминация и предвзятое отношение — это плохо. Но и проблема исламистского терроризма с повестки дня сегодня тоже не снята.

Председатель гомельской общины полагает: «Там где, есть Ислам — нет террора. Терроризм есть там, где Ислам загоняют в подвалы».

Он утверждает, что религиозная принадлежность террориста всплывает только тогда, когда речь идет об Исламе.

На пятничном намазе присутствовал ведущий специалист отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи Гомельского горисполкома Николай Лысенко. По мнению представителя городской власти, в настоящий момент никаких нарушений за гомельской организацией мусульман не выявлено, она действует легально и открыто. Сегодня между Гомельским горисполкомом и официальными представителями исламской общины налажено конструктивное сотрудничество.

Константин Пересветов, фото — Мария Амелина, gomeltoday.by

избранное
06.06.2016
Беларусь
50
мусульмане
46
интервью
10
статьи
171
Гомель
26