вопросы
992
новости
79
статьи
172
видео
13
книги
3

Часть 7. Политика панисламизма

В политическом плане перед султаном стоял выбор: или далее поддерживать курс на секуляризм танзимата, или повести империю другим путём. Вопрос, стоящий перед султаном был такой: как халифу абстрагироваться от христианской Европы без унижения, и при этом сохранить ядро мусульманской империи для будущего исламского политического обновления?

Склонность султана к исламским ценностям контрастировала с основными направлениями танзимата на многоконфессиональный османизм, национализм и секуляризм. И в это время `Абдульхамид II выбирает исламский путь развития. Это изменение в политике внесло элемент напряженности в правящих кругах Османской империи, не готовых к такому изменению политики султана. Именно проводимый ранее османизм привел к подъему ответного национализма на Балканах и в арабских провинциях. Это было элементом напряженности в империи. Особенно примечателен рост арабского национализма в Хиджазе, который активно поддерживали англичане, и который был направлен на разрушение Османской империи и халифата. Так, в 1877 году в Великобритании была развернута дискуссия, что `Абдульхамид и вообще османские султаны не имеют право на халифат. В частности Джордж Бридвуд заявил, что не была доказана святость права на халифат Аббасидов в Египте 1517 году, но, что более важно, османские султаны не могут претендовать на звание халифа, как они не были потомками курайшитов. Поэтому только правители Мекки могут якобы быть халифами.

Другим элементом напряженности было столкновение традиционализма с модернизмом. В империи было много тех, кто желал медленную эволюцию общества и его институтов от исламского прошлого к европейской модели. Светские люди танзимата и немусульманская общественность продвигали идею секуляризма. Эти противоречия усугублялись продолжающимся имперским вмешательством европейских держав.

Чтобы сохранить то, что осталось от империи, султан желал быстрой модернизации страны при использовании централизованного подхода и исламской модели. Люди танзимата, тоже желавшие реформ, не смотря на опыт войны, сохраняли убеждение, что конституционализм по европейскому образцу был лучшим способом добиться перемен. Эти два подхода должны были столкнуться, и это произошло. И в этих условиях империя под руководством `Абдульхамида II начала двигаться в направлении автократии и панисламизма.

Положения Берлинского договора и намерения главных мировых держав уважать суверенитет Османской империи вскоре были развеяны в Тунисе. Североафриканские территории в Тунисе были под контролем местных племен и феодалов. Турки обладали номинальным контролем над этими территориями через присутствие губернатора и военного гарнизона. Французы после завоевания Алжира (1830) расширили свои амбиции на Тунис. Первые шаги были сделаны по экономическим и финансовым направлениям. Местным тунисским феодалам были даны кредиты из французских банков, и вскоре представители знати оказались в долгах настолько, что не смогли производить выплаты по процентам и погашению займа. Под предлогом необходимости выплаты долгов в 1869 г. была создана тунисская комиссия долга, которая взяла под свой контроль коммунальные службы и инфраструктуру страны. В 1881 году англичане предлагают Франции оккупировать Тунис с их молчаливого согласия. Понимая, что отказ будет означать, что Тунис будет предложен итальянцам, французские армии вторгаются Тунис, и объявляется французский [dq]протекторат[dq]. Султан `Абдульхамид протестовал в соответствии с условиями договора в Берлине, но в реальной политике только сильный имеет право голоса. Европейские державы были глухи к обращениям султана.

Более серьезной потерей была британская оккупация Египта, который являлся жемчужиной Османской империи. Египет был культурным центром империи и резиденцией Халифата. Это была самая густонаселенная из провинций Османской империи, которая являлась воротами в Африку. К 1878 году центр внимания мировой политики переместился из Средиземного моря в Азию. Интересы Великобритании были сосредоточены на её индийских колониях. Британские амбиции лежали в области контроля над морскими путями в Индию. Это означало контроль над Египтом, который все еще номинально являлся провинцией Османской империи.

Экономическое проникновение являлось средством для британского вступления в Египет, как и для французской оккупации Туниса. Знать Египта взяла огромные кредиты на якобы льготных условиях под предлогом строительства Суэцкого канала. На деле значительная часть этих кредитов была растранжирена на личные нужды высших слоёв общества. В 1875 году задолженность возросла до 100 миллионов британских фунтов, и это несло необходимость тратить более двух третей всех доходов Египта на обслуживание долгов. Финансовое состояние Египта, таким образом, являлось зеркальным отображением состояния экономики в Османской империи. Когда египтяне объявили дефолт по своим долгам, европейские державы образовали египетскую комиссию долга с правом конфисковывать конкретные доходы. Для обеспечения требований этой комиссии, армянин стал премьер-министром Египта, в то время как англичанин стал министром финансов, а француз министром общественных работ.

Султан направил делегацию в Каир для обсуждения и решения финансовых вопросов с европейскими державами. В то время, когда велись переговоры, совместная армада британских и французских флотов появились у берегов Александрии, чтобы оказать давление на переговорщиков. Это было похоже на выливание масла в огонь. Вспыхнуло насилие со стороны египетских националистических группировок, которое унесло жизни нескольких иностранцев. Этот случай англичане ждали. Под предлогом защиты европейских граждан британский флот обстрелял незащищенные кварталы Александрии, убив несколько сотен человек. Затем британские силы высадились в Александрии и после оккупации города двинулись на Каир. 3 сентября 1882 года националистические египетские силы встретили захватчиков в битве при Тель-эль-Кабир, но потерпели поражение. Четыре дня спустя британская армия была в Каире.

Результаты войны с Россией, потеря Туниса и Египта означали, что в Османской империи возобладало азиатское население, проживающее в анатолийской глубинке и арабских провинциях Сирии, Ирака и Аравии. Война с Россией и потеря Египта и Туниса стоили империи более 60% её населения. Существовал большой приток мусульманских беженцев с Балкан. Эти беженцы, потерявшие все, что было, были крайне враждебно настроены к христианам и были полны решимости продолжать борьбу против России.

Страдания балканских мусульман вызвали сочувствие среди единоверцев в других местах империи, и это было первой причиной для обращения общественного мнения в сторону исламской солидарности. Второй причиной увеличения панисламской тенденции было раннее воспитание самого султана. В молодости султан `Абдульхамид II получил образование у ведущих улемов и шейхов того времени. Он был благочестивым человеком, избегал легкомыслия, был строг, соблюдал молитвы и предписания Кур`ана и Сунны. Поэтому султан был склонен к поиску более тесных связей с мусульманским миром.

Третьей причиной возрождения чувства солидарности среди мусульман по всему миру выразился наиболее горячо в реакции на восстание Махди в Судане (1881-1885 г.г.). Движение суфитского тариката тиджания в Магрибе и движение санусия в Ливии увеличило религиозное рвение среди мусульман Северной Африки. В Афганистане и Центральной Азии риторика Джамалуддина Афгани вызвала пропаганду панислама. На Кавказе сопротивление агрессии России возглавил суфийский тарикат Накшбанди. После ареста имама Шамиля (1859), движение ушло в подполье, но неприязнь к властям России продолжалась.

Четвертой причиной была распространённая обида на экономическую эксплуатацию империи со стороны европейских государств через государственный долг и контрибуции. Государственный долг более чем на 80% превышал все доходы государства. Молодая и недостаточно развитая промышленность Османской империи не могла конкурировать с европейскими продуктами, так что империя оставалась в первую очередь поставщиком сырья в Европу, в то время как она являлась потребителем товаров, произведенных в Западной Европе и Америке.

Наконец, с развитием колониализма обширные территории исламского мира попали под европейское господство Франции в Северной Африке, России в Центральной Азии, Великобритании в Индии и Австро-Венгрии в Боснии и Герцеговине. Эта политическая ситуация вступала в противоречие с подчинённостью в духовной сфере. Османский султан был халифом всех мусульман. Он занимал должность в исламском религиозно-политическом пространстве похожую на папу римского по отношению к католикам. Это положение заставляло уважать суверенитет единственного, оставшегося независимым, исламского государства.

`Абдульхамид II предпринял усилия, чтобы развивать тесные отношения с мусульманами не только в империи, но в мусульманской Индии и Центральной Азии. Он настаивал на осуществлении своих привилегий халифа в назначении основных религиозных деятелей на Балканах. Писатель Намук Камаль подчеркивал исламское происхождение империи и тот вклад, что турки сделали в развитие исламской цивилизации. Султан сделал обычаем ехать на пятничную молитву в мечеть в открытом экипаже, чтобы общественность видела его. Рамадан, месяц поста, стал особым месяцем. Каждый вечер, прежде чем закончить пост на закате солнца, султан сидел на стуле в зале, заполненном зрителями. Вдоль зала с обеих сторон были ряды из шейхов, улемов и высокопоставленных гостей. Султан сделал правилом приглашать некоторых простолюдинов, чтобы они присоединились к нему для разговения после поста, с целью установить контакт с религиозными массами.

Известно, что султан `Абдульхамид II намечал планы по введению арабского языка в качестве второго государственного. Это подчёркивало бы исламскую основу власти султана, как халифа и приводило к солидарности и интернационализму мусульман всего мира, в противовес национальному османизму, который привёл к обострению национального вопроса в империи. И без того, панисламская пропаганда осуществлялась в основном через посредство арабского языка и с помощью людей арабского происхождения. Однако, эти планы не нашли поддержку у турецкой аристократии.

Европейские державы рассматривали эти шаги с подозрением, но были бессильны остановить их. В этой напористой религиозной политике была угроза того, что любые дальнейшие шаги по отношению к разрушению Османской империи и устранению халифа могут привести к мировому восстанию мусульман против своих колониальных хозяев. Там, где проявлялся малейшей вред мусульманам, было ли это в России, Британской Индии, в английских или французских колониях Африки султан направил ноту протеста, тем самым заслужив уважение и лояльность религиозных мусульман по всему миру. Англичане были особенно обеспокоены огромным количеством мусульман в Индии и делали свои пропагандистские усилия, чтобы представить себя друзьями и защитниками Османской империи.

Султан приветствовал мусульманских деятелей со всего мира во дворце, где они принимались с честью и почётом, какой оказывается главам государств. Одним из знаменитых учёных, который получил почётный приём у султана был Джамалуддин Афгани, реформатор из Афганистана, который путешествовал по всему мусульманскому миру с целью наладить политическое и культурное единство среди мусульман. Религиозное рвение Султана получило поддержку улемов по всему миру и стало основой авторитета в глазах большинства своих подданных, а также большого количества мусульман во всем мире. Мусульмане во всем мире смотрели на его руководство с трепетным уважением и брали с него пример, начиная рвения в религиозных обрядах и заканчивая обычаем ношения фески.

Проповедники были отправлены в далекие страны призывать к Исламу.

Султан был верным сторонником того, что Палестина должна оставаться мусульманской землёй. Во время его правления `Абдульхамид II отказался от предложения Теодора Герцля, чтобы погасить значительную часть долгов Османской империи в обмен на разрешение сионистам создать государство в Палестине. В этом кроется одна из причин свержения султана и распада Османской империи. Сам он в своём письме шейху шазилийского тариката Махмуду Эфенди Абу Шамату пишет:

«Позвольте разделить с Вами, как и со всеми обладателями трезвых умов, свое беспокойство по поводу очень важного вопроса:

Я оставил пост руководителя Халифата лишь по причине препятствий и угроз со стороны тех, кто называет себя «младотурками». «Комитет единения и прогресса» как одержимые настаивают на том, чтобы я дал согласие на образование национального еврейского государства на священной земле Палестины. Но, несмотря на их напористость, я решительно отказал им. В конечном итоге они предложили мне 150 млн. английских фунтов стерлингов золотом, но я вновь отказал, написав им следующее.

«Если вы предложите мне все золото мира в придачу к вашим 150 млн., я не соглашусь отдать вам эту землю. Я служил исламской религии и народу Мухаммада более тридцати лет, и не очерню белый лист мусульманской истории, истории моих отцов и дедов – османских султанов и халифов».

После решительного отказа они приняли решение отстранить меня от власти, после чего сообщили мне, что вышлют меня в Салоники, с чем мне пришлось смириться. Возношу хвалу моему Благодетелю, что Он не позволил мне покрыть позором Османское государство и исламский мир».

Итогом этой напористой религиозной политики стало то, что она сохранила мир с европейскими державами более чем на четверть века. Большие колониальные страны не стремились к военной оккупации, а довольствовались конкуренцией друг с другом за экономические выгоды, сырье и рынки сбыта.

Али Воронович

избранное
29.01.2013
Османская империя
11
султан
11
Турция
15
история
42
статьи
172